Провозвестие

Ясько Георгий
Сообщений: 158
Зарегистрирован: 28 янв 2011, 17:24

Провозвестие

Сообщение Ясько Георгий » 02 фев 2011, 13:23

Изображение
И Дух и невеста говорят: прииди!
И слышавший да скажет: прииди!
Жаждущий пусть приходит,
И желающий пусть берет воду жизни даром.
Откр. 22:17.

“Старец Андрей написал множество икон и все чудотворные, - пишет В.Н.Щепкин.- Ясно, что в этих словах звучит не обычная религиозная традиция, а особая оценка всего творчества Рублева: из-под его кисти выходили чары национальной религии, его иконы особенно легко переносили в другой мир, об-легчали страдания этого.”(1) Высшее произведение Рублева Троица была написана “в похвалу” Препо-добному Сергию по приказанию ученика его Никона Радонежского, у которого художник был в послу-шании, где-то лет через 20 после кончины Преподобного. Эта икона была помещена в Троицком соборе Лавры по правую сторону от святых врат неподалеку от гробницы Сергия. Находясь здесь около пятисот лет, потрясшая современников икона постепенно скрылась с глаз людских. Сначала потемнела олифа, так, что через сто семьдесят лет пришлось поновить живопись и Троица была переписана новыми красками. Эта процедура повторялась трижды. Кроме того, образ по обычаям того времени был покрыт ризой из зо-лота и серебра, изукрашенной эмалью, жемчугом, драгоценными камнями. Так что к началу ХХ века легенда, сложившаяся вокруг этого шедевра жила своей отвлеченной жизнью, не имея подтверждения. “Второе пришествие” Троицы случилось в 1918 году, когда темная доска была полностью расчищена, и реставраторы Г.О.Чириков, В.А.Тюлин, И.И.Суслов и Е.И.Брягин узрели «эту ничему в мире не равную лазурь – более небесную, чем само земное небо, да, эту воистину пренебесную лазурь, несказанную мечту протосковавшего о ней Лермонтова, эту невыразимую грацию взаимных склонений, эту премирную тишину безглагольности, эту бесконечную друг пред другом покорность».(3.283)

Все знатоки культуры были поражены этим чудесным явлением, за годы после раскрытия знаме-нитой иконы она была исследована и описана многими учеными. Научная и научно-популярная литература о ней исчисляется десятками наименований. Это самое известное произведение русской кисти, его знают и любят тысячи и тысячи людей. В то же время рождение и второе рождение этого шедевра сопря-жены с важнейшими обстоятельствами, которые достаточно не освещены.

Троица Рублева – это величайшее произведение искусства, высокое откровение русского духа. Это многозначный символ, прекрасное выражение которого содержит в себе множество смыслов. Как символическое произведение, она допускает разночтения. Эти разночтения есть и они огромны. Вплоть до того, что среди исследователей нет единого мнения даже в определении представленных на иконе трех Лиц Троицы. Приводятся очень убедительные доводы в пользу того, какой ангел олицетворяет какую Ипостась, они очень глубоки и красивы, одна беда – противоположные доводы не менее глубокие и красивые.

Кажется, что приблизиться к пониманию содержания Троицы можно лишь разгадав идею, давшую иконописцу ключ к решению его художественной задачи. Он воплотил эту идею в образе, нам надо от об-раза вернуться к идее. Поможет нам то, что, как считали Е.Н. Трубецкой и П.А. Флоренский – Троица есть “идеальное выражение заветной мысли Сергия”. “Умозрением в красках” назвал русскую иконопись ХУ века Е.Н.Трубецкой. Что из увиденного Сергием в Высших Мирах дано было Рублеву воплотить красками на доске? И что из этого мы в свою очередь можем увидеть?

Первое что очаровывает и восхищает зрителя – это цвета иконы, “поражающая яркость и свежесть гармонично сочетанных красок, чистых, звонких и сильных, близких к краскам троице - сергиевских по-левых и луговых цветов в июне”.(2) Конечно, это классическое определение, данное Ю.А. Олсуфьевым можно в должной мере оценить, зная, что празднование Троичного дня, установленное Преподобным как правило приходится на июнь. П.А. Флоренский пишет: “Почитание же Духа Святого, Надежды Божест-венной, как духовного начала женственности, сплетается с циклом представлений Софийных и переносится на последующий за Троицею день – День Духа Святого, в каковой, по проникновенной догадке нашего народа, “Земля – именинница”, т.е. празднует своего Ангела, свою духовную Сущность – Радость, Красоту, Вечную Женственность”.(3) Значит, краски для своей Троицы Рублев взял из тех, которыми Земля Русская приукрашивается к своим именинам.

Композиционным центром иконы является чаша с таинственным содержимым, вокруг нее группируются три задумчивых ангела. “Самая чаша стоит на трапезе, - пишет Н.А. Голубцов, - Последняя прямоугольной формы и походит больше на жертвенник или престол… Благодаря выпуклому очертанию колен ангелов трапеза кажется имеющей очертания большой чаши”. (4) Внутренние контуры фигур край-них ангелов повторяют чашеобразную форму. Таким образом, мы имеем три чаши, помещенные одна в другую.

Ритм таинственного движения образует композицию Троицы. Колебания этого ритма выраженные в линиях рисунка создают чудо нездешности, потусторонности образа. Круг, спираль, парабола тихо струятся и переливаются, создавая изысканную иллюзию вечного движения. “Многие линии эпохи Руб-лева найдены мастерами не у природы, а в сфере идеальных представлений о формах: укажем для примера на изящную серповидность, какой нельзя найти ни в эвклидовой, и в высшей геометрии. Откуда она родом? Ей так легко выражать небесное и божественное"”(5)

Линии, передающие контуры фигур ангелов согласованы в движении, говорящем о принятии единого решения, единой воле, едином действии. Что это за решение и что за действие? Об этом можно догадаться из последовательности или порядка обращения взоров ангелов. Два ангела обращены в сторону третьего, движение десниц всех трех сосредоточенны вокруг чаши. Эта чаша является центральным объектом, завершающим их движение, объединяющим их мысль. В христианстве (и не в нем одном) чаша выражает идею жертвы, именно эта идея определяет композиционный и смысловой центр иконы. Как видно, на ней увековечен тот момент, когда одно из трех Лиц Божества выражает готовность принести Себя в жертву ради спасения человеческого рода.

Иконы читаются слева направо, как книги, посолонь. Инициатором действия в Троице является левый (от зрителя) ангел. Это выражено во всей его фигуре, его инициативу воспринимают два другие ан-гела. Центральный принимает ее наклоном головы, возвращая ее импульс инициатору мощным изгибом правой руки, как бы утверждая, а оборотом своего корпуса к правому ангелу, он этот импульс удваивает. Правый ангел “пассивно, женственно”, “изящной серповидностью” своей фигуры принимает этот двой-ной импульс двух обращенных к нему корпусов фигур левого и центрального ангелов. Десница левого ан-гела как бы подталкивает, придвигает чашу к правому ангелу. Чаша этим движением уже сдвинута вправо от центра иконы. Десница центрального ангела благословляет чашу. Десница правого тянется к ней, что-бы принять её. Основываясь на таком прочтении, некоторые исследователи видят в левом Ангела Отца, в среднем – Святого Духа, а в правом Сына, принимающего чашу своего крестного подвига. Но масса при-знаков и символических деталей указывает на совершенно другой порядок изображенных на иконе Лиц Троицы. Укажем лишь на весьма удачный прием – посох каждого ангела указывает на его эмблему. Посох левого – на строение, колонны которого складываются в “инициалы” Сына IН, посох среднего – на дере-во, которое здесь уже не столько дуб Мамврийский, сколько древо жизни, древо вечности, значит это Отец. Посох правого указывает на подножие горы, вторящей его движению. Гора здесь является симво-лом жертвы, напоминая нам о горе земли Мориа, на которой богопослушный Авраам собирался принести в жертву своего сына Исаака и о горе Голгофа, на которой согласно христианской догме Отец принес в жертву Сына. Еще, как кажется, этот наклон горы отсылает нас к потрясающему образу: “…и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица сидящего на престоле и от гнева Агнца”. (Откр.6:16), то есть этот символ придает иконе характер апокалиптического пророчества.

Живопись “насквозь и повсюду” символична. Между художником и зрителем всегда существует молчаливое соглашение о признании законною определенной меры условности изображения. В рамках этого соглашения художник говорит двумя символическими языками. Во-первых, языком принятого эпо-хой художественного стиля, во-вторых, языком символов, проходящих сквозь всю историю человечества, символов, составляющих сокровенный язык Божественного Откровения. Круг, треугольник, квадрат, куб входят в этот язык. Круг символизирует всевмещающую абсолютную Беспредельность. многие исследователи находят, что мотив окружности является доминирующим мотивом Троицы. при этом, может удивить отсутствие в этой христианской иконе такого символа как крест. Но нам это понятно, крест символи-зирует материальность земного плана, Рублев же в Троице по словам Флоренского “внезапно сдернул пе-ред нами завесу ноуменального мира”, изобразил принципиально неизобразимое, недостижимое зрению ни людей, ни Ангелов , ни Богов “неразрывно-неслиянное” единство Трех. То, что, по словам Т.Субба Роу, даже Логос не видит за покровом Мулапракрити.(6) То, что символизирует знак Знамени Мира, взя-тый Н.К. Рерихом как раз с этой иконы. (7)

На обращенной к нам стороне жертвенника мы видим кубическую выемку. Вот мы и получили крест, о котором вспоминали. Куб есть свернутый, потенциальный крест. Развернув Куб, мы получаем Крест, образуемый распространением Духа в Хаотической Материи, что создает для вселенной возмож-ность проявления. Индусы называют этот акт “Великой Жертвой” Вишвакармана, всесоздающего Бога – Творца их Пантеона. Это в символизме Тайной Доктрины, в символизме же древнерусской живописи в виде куба, рифмующегося пространственно и смыслово с изображением жертвенной чаши, мы имеем вы-емку в жертвеннике. Эта камера ждет, она приготовлена для установки в нее ковчега с чьими-то мощами. С земным прахом Богочеловека, которому надлежит придти на Землю и принять крест подвига во спасе-ние человеческого рода.

А.А. Вятлев пишет: “Из всех трех Ипостасей Святой Дух имеет наиболее скорбно-задумчивый вид. Фигура его наиболее наклонена над престолом, а голова настолько, что взору его трудно узреть что-либо, кроме чаши с жертвенным Агнцем. Жезл как бы лишился опоры в левой руке и склонился на плече. Сильно склонилось и правое крыло к крылу Отца, как бы ища опоры и поддержки. Неустойчиво восседает он на троне, полузанимая его”.(8) Но дело в том, что он не восседает на троне, а в с т а е т с него. Наклонившись вперед в с т а е т, видна уже даже часть сидения. Изображая Св. Духа встающим, Рублев говорит о Его скором пришествии. Имеет ли такое толкование сюжета иконы каноническое основание? Да, имеет. В четвертом Евангелии Христос, прощаясь с учениками на Тайной Вечере, обещает им: “И Я умолю Отца и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины…”(Ин.14:16) На иконе изображен момент исполнения этого обещания: Христос просит Отца, Отец соглашается с Ним, Св. Дух тоже соглашается, Он встает, чтобы принять жертвенную чашу, придти сюда, к нам, на Землю. (13)

Мы знаем, что Рублев в своем творчестве опирался на авторитет Сергия Радонежского – “тайновидца Святой Троицы”. В кругу Преподобного существовал определенный образ мыслей, самобытный стиль богословствования, понятно, что Рублев являлся одним из выразителей на языке иконописи идеоло-гии, сложившейся в этом кругу. Из известных нам событий, сопровождавших жизненный подвиг св. Сер-гия, может быть самым потрясающим было посещение святого Богородицей с двумя апостолами. На се-годня известно, что это посещение сопровождалось Провозвестием “прихода времени Ее”. Можно себе представить как это повлияло на Преподобного, толчок каким идеям дало. Можно представить и то, что это Провозвестие Владычицы получило соответствующую интерпретацию в духе времени и православной традиции, исходя из этого Рублев и вложил в свою великую икону пророческий смысл апокалиптического характера.

Многие подчеркивают мотив женственности ритма Троицы. Фигура же правого Ангела ни у кого не оставляет сомнения в его женственности. Эта серповидная фигура (луна – символ женского начала) перечеркнутая посохом, образует букву Р: это луна растущая, стремящаяся к полноте выявления, прибывающая к нам, сюда.

Троица Рублева – это провозвестие наступления эпохи Матери Мира, прихода Св. Духа Утешителя. Не случайно она написана “в похвалу” Преподобному, и не случайно ее “второе пришествие” про-изошло в 1918 году.

Русские всегда чуяли свою особую связь с Богородицей. Эта связь выражена во всей их культуре, складе характера, типе. Русская Троица имеет женственный характер. Россия – это проявление высокой Женственности, ее настоящий расцвет, выявление Святой Руси начнется в эпоху Матери Мира.

Эти предчувствия были тем фоном, на котором развивалась русская мысль, проникнутая магнетизмом мессианства. Эти предчувствия были осмысленны и выражены в “софийном” направлении рус-ской философии, у основании которого стоит великая и загадочная фигура Вл. Соловьева. Представители университетской философии указывают на неясность того, что такое, собственно, София. Софией у сторонников “софийного” направления оказывается и Св. Троица, и каждая из ее Ипостасей, и Космос, и Красота его, и человечество, и Богоматерь. В народном почитании Софии тоже нет чина: русская религиозная традиция видит в Софии и аллегорию Премудрости, и Душу Мира, и четвертую Ипостась, и Иисуса Христа, и Церковь, и реальную живую женщину – невесту Агнца. Такая разноголосица говорит о том, что представление Вечной Женственности в разных аспектах определяло все направления русской идеи, проникало все системы русской мысли, прорастая в русской душе стихийно, мощно, всеобъемлюще. В своей жизненности не поддаваясь схематизации. Щедро выявляясь в самых неожиданных местах. "Ожидания “Вочеловеченья” мировой души, обретения ею своего личностного центра в рожденной земной женщине звучит у некоторых русских религиозных мыслителей конца Х1Х – начала ХХ в. Среди которых такой церковный авторитет, как недавно канонизированный святитель Феофан Затворник”.(9)

Троица была раскрыта в 1918 году, а 2 июня 1924 года русская женщина Елена Ивановна Рерих пережила Преображение, завершившее испитие чаши Опыта Огненного. Дух ее преисполнился сиянием Матери Мира, Небо спустилось на Землю, Новая Эпоха началась.

Женское Начало Божества имеет во всех сферах проявленного сильные и напряженные Фокусы своей силы. Самым сильным выявлением Матери Мира в пространстве человеческой эволюции ныне яв-ляется Тара Урусвати, Тара России, Матерь Агни Йоги, которая “оявлена как Матерь Мира для будущей эпохи”.(10) Святой Дух Утешитель пришел, и свел Небо на Землю, и дал нам Новое Провозвестие – Учение Живой Этики. И мир Его не познал.

Мы стоим у порога Нового Мира коллективно и индивидуально. Дракон, стерегший порог совокупного человечества, враг человеческого рода уже повержен и изгнан. Теперь каждого из нас не пускают в открытое будущее индивидуальные драконы порога. Чтобы войти в Новый мир нужно победить в по-следней битве своей души, пережить свой внутренний апокалипсис, откровение непримиримой борьбы Света и тьмы, происходящей в душе, в ауре каждого из нас. В этой борьбе мы не одиноки. Если дракона неизжитых энергий самости усиливают все яростные влияния уходящего ветхого мира, то истинному человеку пребывающему в сердце каждого помогают все Силы Света. Свет побеждает тьму, будем со Светом!

П.А. Флоренский писал о Преподобном: “Бесчисленны отраженные и тысячекратно преломлен-ные лучи нашего Солнца! Что не озарено его Светом!"(11) Закончим его же словами: “Андрей Рублев воплотил столь же непостижимое, сколь и кристально-твердое и непоколебимо верное видение мира. Но чтобы увидеть этот мир, чтобы вобрать в свою душу и в свою кисть это прохладное, живительное веяние духа, нужно было иметь художнику пред собою небесный первообраз, а вокруг себя – земное отображение – быть в среде духовной, среде умиренной. Андрей Рублев питался, как художник, тем, что дано ему было. И потому не преподобный Андрей Рублев, духовный внук преподобного Сергия, а сам родоначальник Земли Русской – Сергий Радонежский должен быть почитаем за истинного творца величайшего из произведений не только русской, но и, конечно, всемирной кисти”.(12)

Цитируемая литература.

1.Троица Андрея Рублева. М., 89, стр. 61.
2.(1), стр. 54.
3.Жизнь и житие Сергия Радонежского. М., 91, стр. 284.
4.(1), стр.95.
5.(1), стр.60.
6.Тайная Доктрина. Минск, 93, т.1, стр. 54.
7.Е.И. Рерих, “Письма в Америку”., М., 96, т.1, стр. 358.
8.(1),стр. 127.
9. “Наука и Религия”, №3, 89, стр. 62.
10.У порога Нового Мира. М., 96, стр. 109, (7), т.3, стр. 411.
11.(3), стр. 286.
12.(3), стр.283.
13. Н.М. Щекотов пишет: «Наконец, мы легко открываем некоторое несовершенство в его мастерстве, кото-рое так же несёт на себе печать личности художника, как известные ошибки в стихотворном размере, встре-чающиеся у всех великих поэтов и придающие их песням самобытный характер. Первый ангел не вписался в поле иконной доски, и Рублёв должен был утончить его тело, срезать несколько его руку». (1. 65.) Да, дей-ствительно правый (от зрителя) ангел не вписывается в пространство иконы, он выходит из него. Но это как раз свидетельствует о виртуозности мастерства художника. Так Рублёв показал Ангела, олицетворяющего Св. Духа выходящим из пространства, открытого нам иконой, - из мира горнего к нам сюда, сходящим с иконы, сказал о скором пришествии Св. Духа Утешителя.

Название иконы в очерке дается согласно академической традиции без кавычек.

28.09.99.

Опубликовано в журнале «Культура и время» в 2002 году.
Последний раз редактировалось Ясько Георгий 16 фев 2011, 14:59, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться в «Космизм в искусстве»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость