«Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Кэтрин
Сообщений: 110
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 14:46

Re: «Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Сообщение Кэтрин » 04 ноя 2017, 11:00

Знаете, о чем подумалось? А ведь этот "следственный эксперимент" они творят не только над каждым из нас, над нашим выбором, совестью, действиями, но и над собой тоже: до какой точки падения они дойдут в своей мнимой безнаказанности? Неужели не понимают, что закон - неумолим, и отвечать за весь творимый ими беспредел все равно придется?

Елена В.
Сообщений: 1694
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Re: «Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Сообщение Елена В. » 22 ноя 2017, 12:05

Сергей Скородумов, Ян Сомов. Музей строгого режима

Первый и единственный параграф этого устава гласил так:
«Ежели чувствуешь, что закон полагает тебе препятствие, то,
сняв оный со стола, положи под себя.
И тогда все сие, сделавшись невидимым,
много тебя в действии облегчит».

М.Е.Салтыков-Щедрин. История одного города

«Нам никто не мешает перевыполнить наши законы»


Изображение

Еще совсем недавно общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР) гостеприимно встречал посетителей в московской усадьбе Лопухиных. Сюда приезжали люди из разных стран, чтобы полюбоваться картинами великого Мастера живописи, познакомиться с научно-философскими идеями космической эволюции, принять участие в ежегодных международных научных форумах. По вечерам выдающиеся музыканты устраивали в зале Святослава Николаевича Рериха концерты классической музыки…

Сейчас ничего этого уже нет. Полгода назад под руководством чиновников Министерства культуры РФ общественный Музей МЦР был захвачен и объявлен государственным музеем Рерихов – филиалом Государственного музея Востока (ГМВ). По всей вероятности, чиновники очень старались следовать девизу своего высокопоставленного коллеги Виктора Черномырдина: «Нам никто не мешает перевыполнить наши законы».

Таких странных учреждений культуры мир еще никогда не видел и вряд ли когда-нибудь увидит. Попасть в него не так-то легко. Строгой охране дано указание без предварительной записи не впускать никого даже на территорию усадьбы. Надо полагать, международные права человека на участие в культурной жизни, в том числе на доступ к культурному наследию, здесь никто соблюдать не собирается [1].

Стоит ли после этого удивляться, что на проведенной чиновниками с 6 по 26 октября 2017 года первой и единственной в новом государственном музее выставке «Свет с Востока» за 20 дней побывало всего лишь 240 посетителей [2]? В среднем по 12 человек в день. Вероятнее всего, в это число входит и персонал нового госучреждения.

По оценкам директора ГМВ А.Седова государственный музей Рерихов потребует дополнительного финансирования в размере 36 миллионов рублей в год [3]. Зачем чиновникам понадобилось разрушать успешно работавший без государственных дотаций общественный Музей имени Н.К.Рериха и создавать на его руинах новый музей строгого режима, обычному человеку понять невозможно. Постараемся во всем этом разобраться по порядку.

Передавая наследие своей семьи на Родину, Святослав Николаевич Рерих выдвинул два обязательных условия. Во-первых, создаваемый Музей имени Н.К.Рериха должен иметь только общественный статус, во-вторых, размещаться в московской усадьбе Лопухиных. Правительство предоставило Святославу Николаевичу все необходимые гарантии [4].

За четверть века под руководством Л.В.Шапошниковой, Генерального директора и доверенного лица С.Н.Рериха, общественный Музей имени Н.К.Рериха стал настоящим магнитом красоты и новой науки. С каждым годом расширялось сотрудничество с передовыми учеными, деятелями культуры и представителями общественности. Выставку Международного Центра Рерихов «Пакт Рериха. История и современность» приняли 17 стран мира. За этот проект планетарного масштаба МЦР был номинирован на Нобелевскую премию мира. Многогранную миротворческую деятельность МЦР поддержали Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, МИД РФ в лице министра С.В.Лаврова и постоянного представителя Российской Федерации при ООН В.И.Чуркина, а также руководители других авторитетных международных организаций.

Никто даже и предположить не мог, что предоставленные С.Н.Рериху правительственные гарантии с легкостью пересмотрит и грубо нарушит всего лишь один государственный чиновник – министр культуры Владимир Мединский, а история с наследием Рерихов приобретет криминальный характер.

Криминальная история

В ночь с 28 на 29 апреля 2017 года чиновники ГМВ получили отмашку на штурм общественного Музея имени Н.К.Рериха. Команда из нескольких десятков вышибал без опознавательных знаков бандитски захватила усадьбу со всей музейной коллекцией МЦР. Сотрудников общественного Музея выставили за ворота. Утром ГСУ МВД по горячим следам оформило протоколом передачи на ответственное хранение переход имущества МЦР новому хозяину – ГМВ в лице директора А.Седова. Разумеется, без составления какой-либо описи.

Бесценные картины и архивы семьи Рерихов, а также личные вещи музейных работников до сих пор находятся в руках осиянных властью нуворишей. До этого захвата международная правовая практика еще не знала подобного вопиющего случая незаконного вмешательства в деятельность авторитетной международной культурной организации.

Как оказалось, для выполнения наиболее «грязной работы» дирекция ГМВ наняла ООО «Частная охранная организация «Феникс» [5]. За несложную и непродолжительную спецоперацию против музейщиков, большинство из которых женщины, наемное спецподразделение ГМВ было по-царски вознаграждено суммой в 2,5 млн. рублей, или чуть более 43 тыс. долларов США. Разумеется, за государственный счет. Что и говорить, таким заработкам могут позавидовать частные наемные армии стран третьего мира. Но если куш оценен министром Мединским в сумму более 15 миллиардов рублей [6], то, как говорится, «торг здесь не уместен».

Музейные работники МЦР и их добровольные помощники, чьи права человека были цинично нарушены министром Мединским, продолжают добросовестно выполнять свой долг. В течение шести месяцев они круглосуточно находятся у ограды усадьбы Лопухиных и рассказывают о выдающихся членах семьи Рерихов посетителям, которые не могут попасть в Музей. С помощью иллюстрированных каталогов общественники проводят виртуальные экскурсии по залам их захваченного Музея.

Но и такой посильный труд во имя культуры страны становится все более опасным. Роль добровольного надзирателя у ворот режимного объекта исполняет юрисконсульт ГМВ Ю.Избачков. При равнодушии и бездействии местной полиции он публично устраивает отнюдь не музейные акции: уничтожение репродукции картины Н.К.Рериха «Святой Сергий», срыв Знамени Мира с автомобиля музейщиков и так далее. Недавно Избачков ударил женщину-адвоката МЦР [7]. Все это он сопровождает нецензурными оскорблениями, угрозами, социально опасным поведением. Интернет пестрит фото- и видео-доказательствами циничных хулиганских выходок опьяненного властью Избачкова [8]. Но полиция и прокуратура, словно по чьей-то команде, методично кладут многочисленные заявления потерпевших под сукно.

Когда смотришь на всю эту сюрреалистическую картину, то понимаешь, что ничего иного из рейдерского захвата общественного Музея имени Н.К.Рериха получиться и не могло. Насилие порождает только безобразие. Ни культура, ни красота не могут появиться на почве преступлений и безнаказанности.

Более того, есть немало оснований предполагать, что новый государственный музей строгого режима – это явление временное. Очень вероятно, что в перспективе его залы превратятся в доходные офисы, а картины Рерихов в лучшем случае могут оказаться в запасниках, в худшем – на аукционах и в частных коллекциях, как это уже случилось с коллекцией Юрия Николаевича Рериха [9].

Золотая лестница с хрустальными перилами

По официальной версии Минкульта РФ и лично министра В.Мединского, захват усадьбы был предпринят исключительно с целью ее спасения. Прямо в день захвата Мединский попытался оправдать свои противозаконные действия. На официальном сайте министерства появилось сообщение: «Государственным музеем Востока были предприняты меры по обеспечению сохранности усадьбы Лопухиных» [10].

После такого заявления было бы логично увидеть в усадьбе команду реставраторов, урчащую технику, стремительную установку лесов… Прошло полгода. Время, казалось бы, достаточное, чтобы начать хоть какие-то работы по поддержке будто бы разрушающейся усадьбы. В действительности за рейдерским захватом общественного Музея не последовало ровным счетом ничего. Может быть, чиновникам мешает отсутствие финансирования? Отнюдь! Значительные государственные средства тратятся на что угодно, только не на усадьбу Лопухиных.

По официальным данным, на создание интернет-портала «Рериховское наследие» чиновниками выделено – 2,22 млн. рублей [11]. На организацию и проведение в России и США выставки «Николай Рерих: Восхождение» – 12,25 млн. рублей [12]. На реставрацию центральной лестницы Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге ни много ни мало – 76,93 млн. рублей [13], то есть 1,29 млн. долларов США. И это не считая 17,57 млн. рублей на выполнение других реставрационных работ в этом музее [14].

Придется как-то изловчиться, чтобы все потратить в рамках упомянутых проектов. Воображение рисует королевский банкет на открытии Интернет-портала «Рериховское наследие», золотую лестницу с хрустальными перилами в Музее-институте семьи Рерихов, а также незабываемую поездку руководства Министерства культуры РФ в Америку на выставку Рериха.

Денег на поддержку и реставрацию усадьбы Лопухиных не запланировано и не выделено ни копейки. Это означает только одно: причиной ее силового захвата и уничтожения общественного Музея имени Н.К.Рериха стало отнюдь не беспокойство Минкульта о техническом состоянии усадьбы, а нечто совсем иное. Но что же именно? Получить ответ на этот вопрос мы сможем, ознакомившись с экономическими прожектами руководства ГМВ.

Музей или доходный дом?

11 августа 2017 года для независимой строительно-технической экспертизы строений 4 и 7 усадьбы Лопухиных ГМВ заключил договор [15] с неким ООО «Научно-экспертный и правовой центр «Авангард», зарегистрированным 11 мая 2017 года. То есть за три месяца до заключения договора этого научного центра в природе не существовало.

Вы думаете, что центру «Авангард» поставлена задача оценить, сколько стоит устранение существующих в воображении чиновников Минкульта повреждений усадьбы Лопухиных? Ничего подобного! Эксперту поручено «определение сметной стоимости в текущих ценах необходимых и достаточных работ и материалов восстановительного ремонта помещений каждого здания (без прилегающей территории к зданию) для приведения планировки помещений в состояние на дату передачи Пользователю (на 1993 год при передаче земельного участка со строениями)».

Напомним, что с 1965 до 1993 года памятник культурного наследия XVII–XIX вв. «Усадьба Лопухиных» использовал один из трестов Министерства тяжелого машиностроения СССР [16] для сугубо административно-хозяйственных нужд и довел его до плачевного состояния. Благодаря Святославу Николаевичу Рериху и полученным им от Правительства гарантиям, с 1993 года МЦР начал восстанавливать из руин усадьбу Лопухиных и создавать в ней общественный Музей имени Н.К.Рериха. Нынешние руководители Министерства культуры РФ и ГМВ намеренно замалчивают факт затрат на реставрацию более 1 миллиарда рублей (!) пожертвований меценатов и неравнодушных людей из разных стран [17].

Судя по официальным документам, чиновники собираются «спасать» находящуюся в прекрасном состоянии усадьбу путем переделки музейного комплекса опять в административный, каким он и был до 1993 года. Пока ведутся расчеты. Похоже, усадьбе Лопухиных в центре Москвы уготовано куда более доходное применение, нежели служить возрождению культуры России.

Таким образом, предпринятые «меры по обеспечению сохранности усадьбы Лопухиных» – это еще один миф министра Мединского, которым он словно ширмой прикрывает преступный захват и план по дальнейшей ликвидации прекрасного и успешно работавшего общественного музейного комплекса. Создается впечатление, что спешно организованный Мединским в усадьбе Лопухиных государственный музей строгого режима – не более чем бутафория для отвода глаз и успокоения общественного мнения.

Инквизиция за государственный счет

Руководители Министерства культуры и ГМВ планируют ликвидировать не только музейный комплекс, но и расправиться с МЦР, который стоит на страже выполнения нотариально заверенной воли Святослава Николаевича Рериха. Расчеты чиновников совершенно понятны и прозрачны. Если уничтожить общественную организацию, которой Святослав Николаевич Рерих передал наследие своей семьи, то доступ к многомиллионному культурному сокровищу окажется для них открыт. Как это сделать? Элементарно. Чиновники пытаются представить МЦР, известную во всем мире культурную и научную организацию, в виде секты и обвинить в экстремизме, чтобы потом ликвидировать через суд.

В апреле 2017 года директор ГМВ А.Седов заключил договор с ООО «Группа компаний новые системы безопасности». На этот раз дан заказ оказать «комплекс услуг по написанию экспертного заключения об идеологической позиции и идеологической деятельности МОО «Международный центр Рерихов»; подготовке сводного отчета на предмет выявления характеристик, попадающих под определение религиозное учение (религиозная секта, религиозная группа), в соответствии Техническим заданием (Приложение № 1)» [18].

Стоимость договора составляет 400 тысяч рублей [19]. Пикантность ситуации состоит в том, что основной вид деятельности упомянутого ООО – «консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления», а из 11-ти дополнительных значатся специализации от монтажа промышленных машин и оборудования до обеспечения деятельности офиса [20]. Прямо не организация, а «швец, жнец и на дуде игрец». Впрочем, когда предлагаются деньги, почему бы их не отработать? Тем более, в настоящее время сделать экспертное заключение на заказ стало намного легче [21]. Особенно, когда дело упрощает ненавязчивая подсказка в приложении № 1 к договору: «Провести анализ основных положений учения «Агни-Йога» в сравнении с религиозным учением Нью Эйдж (New Age). Провести анализ литературного творчества сотрудников МОО МЦР на предмет наличия религиозной компоненты».

По сути, Минкульт руками ГМВ выискивает наличие «религиозной компоненты» в многочисленных фундаментальных научных трудах Людмилы Васильевны Шапошниковой – заслуженного деятеля искусств РФ, академика Российской академии естественных наук (РАЕН) и Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского (РАКЦ), почетного доктора Софийского университета, почетного доктора академии наук Монголии, почетного доктора Кыргызско-Российского Славянского университета, индолога, философа. Это ее работы составляют значительную часть «литературного творчества сотрудников МОО МЦР». Все они основаны на философии Рерихов.

Л.В.Шапошникова по праву считается основоположником новой научной школы современного рериховедения. Людмила Васильевна имеет государственные награды – орден Дружбы и орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Ее научная деятельность признана во многих странах мира.

Наверняка эксперты широкого профиля даже не упомянут в своем итоговом заключении о том, что научный характер философских взглядов Николая и Елены Рерихов подтверждает изданная в 2012 году Библиотечно-библиографическая классификация [22]. Над ее выпуском работали Российская государственная библиотека, Российская национальная библиотека и Библиотека академии наук. Философские взгляды Рерихов наряду с миропониманием всемирно известных ученых В.Вернадского и А.Чижевского отнесены к рубрике «Русская философия – Космизм».

О том, что философия Живой Этики не имеет никакого отношения к «религиозному учению Нью Эйдж», говорилось уже неоднократно. Термин «Нью Эйдж» использовала оккультистка Алиса Бейли, которую Е.И.Рерих резко критиковала [23]. Направление Нью Эйдж характеризуется всеядностью и поверхностным пониманием восточных философских систем. Кроме того, Нью Эйдж не имеет никакой связи с философией русского космизма.

Четверть века ученые и видные общественные деятели сотрудничают с МЦР [24], изучая философию Живой Этики. Опубликовано множество материалов научных конференций, других изданий, защищен ряд диссертаций [25].

Еще в 2001 году доктором философских наук, профессором Московского государственного института международных отношений (МГИМО) МИД РФ, известным религиоведом В.С.Глаголевым была проведена «Научная экспертиза культурно-просветительской деятельности Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов». В выводах экспертизы, которые были опубликованы более 15 лет назад, отмечается, что «Международный Центр Рерихов по сути своей является культурно-просветительским и поэтому не представляет собой ни секты, ни тоталитарной секты, ни религиозной секты ни по одному из признаков, по которым определяет секту современная научная литература. Поэтому, в частности, деятельность МЦР нельзя характеризовать и как религиозную (отсутствует мифология, культовая практика, стабильная организация религиозно-харизматического типа)» [26].

Маловероятно, что все эти факты будут приняты во внимание экспертами ООО «Группа компаний новые системы безопасности», выводы которых, по всей видимости, предопределены финансово. Организованная Минкультом Мединского политика идеологической цензуры книг МЦР о философии Рерихов, изданных в период с 1991 по 2017 год, может привести к запрету в России экспозиции общественного Музея имени Н.К.Рериха, насильственному отделению живописи великого Мастера от его философских взглядов и даже к искаженной интерпретации его картин, отражающих суть этой философии, например, таких как «Агни Йога», «Песнь Шамбале», «Чинтамани», «Сожжение тьмы», «Fiat Rex»…

Очень похоже, что сегодня глава Минкульта становится источником новой социальной напряженности в обществе. Если руководство страны промолчит и в этот раз, то можно будет говорить о становлении в России современной инквизиции со всеми присущими ей функциями, причем за государственный счет.

Заповедник общественной культуры


В 1992 году Святослав Николаевич Рерих нотариально оформил [27] передачу МЦР права собственности на картины и архивы своей семьи по закону Индии, гражданином которой он являлся. Этот факт юридически неоспорим. Министерство культуры даже не пытается доказывать обратное в российских судах, не говоря уже об индийских или международных. Никаких документов на наследие Рерихов ни у Министерства культуры, ни у ГМВ никогда не было, нет и не будет. Но, как всем известно, доктор исторических наук Мединский мастер «интерпретации исторических событий и фактов в парадигме державных интересов» [28].

Это умение пригодилось министру, чтобы публично солгать во время своего выступления в Государственной Думе РФ 17 мая 2017 года. Он заявил, что Министерству культуры «удалось вернуть в собственность Российской Федерации» бесценную коллекцию Советского Фонда Рерихов, которую более четверти века удерживала некая частная организация [29].

За несколько дней до пламенной речи неизменно «правдивого» министра Мединского на портале Единой информационной системы в сфере закупок [30] появилась информация о заключении высокооплачиваемого договора между ГМВ и ООО «ГК Новые системы безопасности» на поиск (внимание!) правового «обоснования прав Российской Федерации на наследие Святослава Николаевича Рериха, переданное Советскому Фонду Рерихов». Срок исполнения договора – до 31 декабря 2017 года. Отсюда следует, что Мединский и те, кто выполнял его приказы, прекрасно осознавали, что 28 апреля 2017 года совершают грабеж коллекции и имущества общественного Музея имени Н.К.Рериха.

Министр Мединский находится в цейтноте. Он должен представить не пустые слова, сказанные им с думской трибуны [31], а куда более веские аргументы. Одна беда – взять их негде. Остается только хорошо заплатить, чтобы «эксперты» ООО «ГК Новые системы безопасности» пошли туда – не знаю куда и принесли то – не знаю что.

Доказательством напрасных стараний чиновников служат слова самого Святослава Николаевича Рериха: «Как я Вам уже говорил, подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество» [32].

С.Н.Рерих предупреждал, что «многие организации и люди непременно будут просить и требовать какие-то части наследия» [33], ссылаясь на то, что они смогут лучше им распорядиться. Но в силу своей высокой порядочности и чести Святослав Николаевич до конца надеялся, что руководство страны выполнит свои обязательства.

К сожалению, самое неблагоприятное развитие этой истории превратило усадьбу Лопухиных – заповедник стремительно исчезающей в России общественной формы культуры – в зону беззакония, где бессильны Конституция Российской Федерации и международное право. Почти четверть миллиона людей протестует против такого развития событий, подписав петицию в защиту МЦР и его общественного Музея имени Н.К.Рериха [34].

От того, найдут ли представители правоохранительных органов и Правительства РФ в себе силы услышать глас народа и пресечь бесчинства чиновников Минкульта и Государственного музея Востока, зависит спасение исчезающей на глазах культуры России, без которой светлое будущее страны не состоится.

А у защитников общественного Музея имени Н.К.Рериха все крепче становится чувство будущей победы. Они убеждены, что участники рейдерского захвата понесут ответственность за содеянное и сначала окажутся в положенном им отдаленном месте страны, а затем и на задворках мировой истории. Наследие Рерихов будет спасено, и общественный Музей имени Н.К.Рериха вновь гостеприимно распахнет свои двери желанным посетителям!

Завет С.Н.Рериха «Медлить нельзя!» актуален сегодня как никогда, и его должен услышать народ России, веками хранивший богатую русскую культуру. В противном случае нашим детям и внукам всю свою жизнь придется заглядывать через решетки заборов на государственные музеи строгого режима, а с общественной формой культуры они будут знакомиться исключительно по учебникам истории.

Сергей Скородумов,
член Международной ассоциации писателей (Россия)

Ян Сомов,
юрист (Беларусь)


источник: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.p ... NT_ID=5630

Кэтрин
Сообщений: 110
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 14:46

Re: «Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Сообщение Кэтрин » 24 ноя 2017, 18:52

Юрий Самодуров. Создавать негосударственные музеи в нашей стране нельзя!

Министерством культуры в Москве и управлениями культуры в регионах руководят люди с очень редким для людей работающих в сфере культуры типом сознания. Откуда эти люди вылезли — непонятно. Отнять у других и уничтожить то, чего они сами не создавали — их главная задача.

Самый яркий пример — уничтожение руководством Минкульта в Москве одного из самых крупных негосударственных музеев России — общественного музея имени Рериха . Это главный итог деятельности Минкультуры под руководством г-на Мединского в 2017 году!

Напомним, что в прошлом году министерством (управлением) культуры Перми и Пермской области был окончательно уничтожен созданный историком Виктором Шмыровым и его соратниками музей политзаключенных в помещениях и на территории бывшего лагеря для политизаключенных «Пермь-36». Мало того, что этот негосударственный музей советских политзаключенных был уничтожен , его, если не ошибаюсь, перепрофилировали в государственный музей сотрудников ГУЛАГа.

Минкультуры Ульяновской области реквизирует палеонтологические коллекции геолога Владимира Ефимова, собранные исключительно им самим и являющиеся его собственностью и экспонируемые им в музее, который он сам создал в селе Ундоры близ Ульяновска.

Союз Музеев России под руководством своего президента Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа, — естественно, молчит. «Какая мелочь этот музейчик в Ундорах, не стоящий того, чтобы Союз музеев о нем беспокоился», наверное, примерно так рассуждает руководство Союза музеев России. Промолчал Союз музеев России и в связи с уничтожением общественного музея имени Н.К.Рериха в Москве. Но сам г-н Пиотровский все-таки отозвался на это в одном из своих интервью, что государство мол лучше может сохранить бесценное собрание картин Н.К. и С.Н. Рерихов и другие коллекции, чем общественный Музей имени Н.К.Рериха. Правда Пиотровский забыл и не захотел сказать, что С.Н.Рерих все переданные им в СССР, а затем в постсоветскую России работы Н.К.Рериха и свои передал и завещал Международному центру Рерихов создавшему общественный музей имени Н.К.Рериха, а не государству в лице Минкультуры.

Своими действиями Минкультуры и Союз Музеев России под руководством М.Б.Пиотровского ясно дают понять обществу — создавать негосударственные музеи в нашей стране нельзя. Минкультуры их все равно уничтожит или отнимет, а Союз Музеев России по этому поводу промолчит.


Источник: Радио «Эхо Москвы». 23.11.2017 https://echo.msk.ru/blog/samodurov/2097714-echo/
Последний раз редактировалось Кэтрин 24 ноя 2017, 18:56, всего редактировалось 1 раз.

Кэтрин
Сообщений: 110
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 14:46

Re: «Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Сообщение Кэтрин » 24 ноя 2017, 18:55

Кассационный суд удовлетворил ходатайство Международного Центра Рерихов

21 ноября 2017 года Арбитражный суд Московского округа кассационной инстанции своим определением удовлетворил ходатайство Международного Центра Рерихов о приостановлении исполнения судебных актов по иску Государственного музея Востока к Международному Центру Рерихов об освобождении МЦР Главного дома (строение 4) и флигеля (строение 7) усадьбы Лопухиных, в которой более 25 лет размещался общественный Музей имени Н.К.Рериха, созданный МЦР на народные пожертвования.

В обоснование своего ходатайства Международный Центр Рерихов привел довод о том, что исполнение решения Арбитражного суда г. Москвы от 07.04.2017 г. и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2017 г. 21 ноября 2017 года будет затруднено в случае их отмены (восстановление музея будет затруднено, потребуются значительные временный и материальные затраты, установка нового технически сложного и дорогостоящего монтажа музейных систем и оборудования, витрин, фондохранилищ и др.).

Таким образом, до окончания производства в суде кассационной инстанции решение об освобождении МЦР строений 4 и 7 усадьбы Лопухиных не может быть принудительно исполнено судебными приставами. Никто, в том числе Государственный музей Востока, не может требовать от МЦР освобождения этих строений до рассмотрения дела в кассации, назначенного на 19 декабря 2017 г.

Полный текст Решения

Пресс-служба Международного Центра Рерихов http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5633

Елена В.
Сообщений: 1694
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Леонид Парфенов отказался иметь дело с "государственными грабителями"

Сообщение Елена В. » 01 дек 2017, 11:22

Леонид Парфенов отказался иметь дело с "государственными грабителями"

28 ноября Информагентство Интерфакс распространило новость о том, что "при филиале Музея искусства народов Востока – музее Рерихов создается общественный совет, куда от Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ войдет журналист Леонид Парфенов". Оказалось, что это - ложь
.

Сам Леонид Парфенов так прокомментировал это сообщение: «Я первый раз об этом слышу и прошу опровергнуть. Государственные грабители мне вовсе отвратительны, но и Рериха я не люблю тоже. Я ни на какой стороне». Оказалось, что в общественный оборот запущена очередная информационная "утка", ничего общего не имеющая с реальностью.

Что же произошло на самом деле? О каких грабителях высказался известный журналист? В поисках истины мы решили разобраться в ситуации. Оказалось, что главными персонажами являются министр культуры Владимир Мединский, его первый заместитель Владимир Аристархов и руководство Государственного музея Востока (ГМВ), чьи действия в отношении общественного музея Рериха в Москве и наследия семьи Рерихов твердо ассоциируются в обществе с «грабежом средь бела дня». Как выяснилось, это относится к методам «культурного строительства», с помощью которых Минкультуры создает в старинной московской усадьбе Лопухиных тот самый филиал музея Востока – государственный музей великого русского художника Николая Рериха.

Напомним, в апреле нынешнего года усадьба, в которой более четверти века действовал общественный Музей имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР), была силовым способом захвачена сотрудниками охранного предприятия Государственного музея Востока при поддержке руководства Министерства культуры РФ. Таким способом в руках Государственного музея Востока оказалось крупнейшее в мире собрание картин Рерихов и архив этой семьи мирового значения общей стоимостью почти в миллиард долларов, впрочем, как и все остальное имущество МЦР, его территория и здания общественного Музея имени Н.К. Рериха, восстановленные общественной организацией из руин на народные средства без копейки от государства.

Весь штат Центра Рерихов, а это более 100 музейщиков и научных сотрудников, в миг оказался за воротами, оставшись не только без работы и средств к существованию, но и без личных вещей, которые им до сих пор не отдают. В правовом государстве подобный способ приобретения имущества без вступившего в силу решения суда называется рейдерским захватом с соответствующими уголовными последствиями. Но ведомство министра культуры Мединского на своем официальном сайте объяснило действия руководства Музея Востока исключительно заботой о культурном наследии страны, заявив, что: «Государственным музеем Востока были предприняты меры по обеспечению сохранности усадьбы Лопухиных».

Правоохранительные органы с пониманием отнеслись к такому радению чиновников о культуре, поэтому на все жалобы Международного Центра Рерихов и тысяч возмущенных граждан из России и других стран приходят лаконичные ответы о том, что «нарушений закона не выявлено». Под шелест таких отписок Минкультуры и ГМВ создают в усадьбе Лопухиных новый рериховский музей.

Примечательно, что в сообщении Интерфакса цитируется ответ заместителя министра культуры В. Аристархова, касающийся еще одной застарелой проблемы ​– коллекции из 288 картин отца и сына Рерихов, принадлежащей Святославу Рериху – основателю общественного музея в усадьбе Лопухиных. Эти картины еще во времена СССР были переданы им на временное хранение Министерству культуры для организации передвижных выставок по стране. Позже шедевры попали на хранение в Музей Востока, откуда их собственник, Святослав Николаевич Рерих, не смог истребовать до конца своих дней. Не помогло даже личное обращение к президенту Б.Н. Ельцину. После смерти С.Н. Рериха обнаружилось, что по документам Государственного музея Востока коллекция "усохла" до 282 картин. Шесть полотен исчезли в неизвестном направлении. Многолетние попытки Международного Центра Рерихов и общественности провести сверку списков картин, составленных в ГМВ, со списками самого владельца коллекции, С.Н. Рериха, чиновниками игнорируются. Такая проверка ни разу не проводилась!

Факт пропажи картин Рерихов тщательно скрывается и замалчивается нынешним руководством Министерства культуры. Ярким подтверждением сказанному является ответ на обращение председателя СПЧ Александра Федотова к министру культуры В. Мединскому с просьбой рассмотреть вопрос о создании независимой общественной комиссии с привлечением необходимых экспертов (в т.ч., из числа членов Совета) для проверки состава, состояния и условий хранения наследия Рерихов, находящегося в Музее Востока.

Этот образец чиновничьего пренебрежения к правозащитникам и общественности подписан В. Аристарховым: «В Государственном музее искусства народов Востока созданы необходимые условия для экспонирования и хранения имеющегося собрания, что подтверждается многочисленными проверками <...> Минкультуры России считает не целесообразным создание новой комиссии». Переводя с канцелярского языка это означает, что Минкультуры не допустит, чтобы документы Святослава Рериха подвергали сомнению документацию музея Востока, в которой не достает шести картин Рерихов.

Похоже, что слова члена СПЧ Леонида Парфенова о государственных грабителях имеют под собой веские основания.

Сергей Андреев


источник: Новые Известия https://newizv.ru/news/culture/30-11-20 ... abitelyami

Лора
Сообщений: 79
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 14:07

Re: «Следственный эксперимент» в Международном Центре Рерихов. 7 марта 2017 г.

Сообщение Лора » 03 дек 2017, 20:34

Хорошо, что Леонид Парфенов проявил гражданскую позицию и отказался сотрудничать с государственными грабителями. И спасибо Сергею Андрееву за правдивое изложение фактов!

Елена В.
Сообщений: 1694
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

На культуру напала скверна, или Кому следует освежить понятие о нравственности

Сообщение Елена В. » 26 дек 2017, 21:57

Drolma1.На культуру напала скверна, или Кому следует освежить понятие о нравственности

Преподаватель Щукинского театрального училища Владимир Поглазов совершил Поступок. Именно Поступок – с большой буквы. Если бы он не вышел на сцену и не прервал спектакль, в котором студенты школы-студии МХАТ матерились, коверкали русский язык, бросали в зал мусорными мешками, демонстрировали главного героя голым с прикрытым носком причинным местом, мы, скоре всего так и не узнали бы, что метастазы безобразия поразили еще один очаг отечественной культуры. Потому что, как выяснилось, этот спектакль под названием «Янко – круль олбанский» уже был показан в Пушкинском музее, не говоря уже о других площадках. Однако в Пушкинском музее не нашлось своего Поглазова ни среди зрителей, ни среди сотрудников. Поэтому о «новаторском» искусстве молодых мхатовцев мы тогда ничего не узнали.

Очевидно, если бы спектакль остановил рядовой зритель, а не преподаватель известного столичного вуза, этот протест можно было бы списать на непросвещенность и излишний консерватизм случайного человека. Но когда слова «Вы втаптываете театр в грязь!» произносит профессионал, крыть оказывается нечем. И вот уже министр культуры Владимир Мединский вынужден оправдываться и требовать объяснений от руководства вуза.

В реакции Министра культуры в данном случае заслуживает отдельного внимания его призыв к «театральным новаторам» «освежить свои понятия о нравственности». Старинная мудрость учит нас тому, что рыба гниет с головы. И уж если в ведомстве Мединского заговорили о нравственности, то и министру со товарищи тоже неплохо бы провести по этой части свой собственный аудит. И, знаете, есть с чего начать.

Вот на днях в усадьбе Лопухиных презентовали государственный музей Рерихов и выставку работ Николая Рериха под выразительным названием «Восхождение». На презентации выступающие, среди которых был замминистра культуры В.Аристархов, делали вид, что госмузей возник на пустом месте, создан он исключительно силами Министерства культуры и является знаком уважения к Святославу Рериху и даже исполнением его воли. Но все это – ложь. Святослав Николаевич Рерих закладывал в усадьбе Лопухиных общественный музей. Его создавали четверть века силами многих людей, на капитальную реставрацию усадьбы Лопухиных государство не затратило ни копейки – Минкультуры с помощью вооруженных людей ночью лишь забрало все, что было сделало без его участия. А потом перекрасило стены музея и повесило на здание новую вывеску. Так о какой нравственности мы говорим? Когда в культуре – а тем более в русской культуре - подлость и ложь почитали за нравственность?

В отношении наследия Рерихов в России совершено преступление – при этом одновременно нарушены и юридические, и моральные нормы. Наследие Рерихов есть целостность художественной и философской частей. Оно обращено к народам через Пакт Рериха – механизм охраны культуры. Его символизирует Знамя Мира, на утверждение которого Рерихи, без преувеличения, положили свои жизни. Но это знамя в усадьбе Лопухиных было спущено сотрудниками Министерства культуры сразу после вооруженного захвата здания. О философском наследии Рерихов – книгах Живой Этики на открытии государственного музея не упомянули ни разу. Выкрашенные в серый цвет стены новоявленного музея, на которых томились полотна наших великих соотечественников, представляли собой невероятно убогое зрелище.

Только ли мне показалось, что московский госмузей Рериха сегодня – это трофейный музей? Первый в России. Музею, который ныне действует в усадьбе Лопухиных, надо дать какое-то более подходящее имя, которое соответствовало бы его содержанию. Общественный музей Николая Рериха был захвачен в результате вооруженных действий. Госмузей работает на имуществе, до сих пор принадлежащем Международному Центру Рерихов, незаконно хранит находящиеся в собственности МЦР картины. Да, по своему статусу это трофейный музей. Даже когда под него задним числом подведут необходимую юридическую базу, он не перестанет быть тем, чем является уже по сегодня по сути своей – музеем с постыдной историей.

То, что произошло на презентации госмузея Рерихов на прошлой неделе, было мною описано еще в марте, вскоре после вооруженной акции ОМОН в Международном Центре Рерихов. Тогда в ней принял участие хранитель музея

Рериха в Нью-Йорке Дмитрий Попов. Много потрудившийся для разгрома общественного музея Рериха в Москве, этот господин на презентации охотно рассказывал о своем американском музее – о том, как он создавался при участии Рерихов, о его замечательной истории. Российские коллеги о предыстории создания госмузея в усадьбе Лопухиных молчали. Понятно: новый государственный музей Рериха – это безродный музей, возникший на подлости и предательстве. Чем же тут похвалишься? Не признают российские суды нотариально заверенные, подписанные Святославом Рерихом документы о том, что все семейное наследие принадлежит Международному Центру Рерихов – но они известны, они многократно опубликованы. Для человека, имеющего понятие о нравственности, этого вполне достаточно, чтобы понять, кто у кого в данном случае украл.

Да, американский музей – это музей с историей. Российский госмузей Рериха – что голый актер с носком на причинном месте, явленный зрителю новой порослью театрального дела. Задумайтесь, Владимир Ростиславович, о нравственности. Если сможете. Общественный нью-йоркский музей сумел добился ликвидации общественного российского музея. Вы этому способствовали. Вы спустили в России Знамя охраны культуры.

Когда Знамя Мира спущено, культура остается без надлежащей защиты. Ее защитить сложно в первую очередь потому, что становится неясным само содержание культуры, ее смысл и предназначение. Мы видим, что власть не имеет понятийного ресурса, чтобы справится со скверной, которая напала на культуру и движет общество вниз с нарастающим ускорением.

Каждый день приносит сообщения о том, что понимание красоты и безобразия все более размывается. Вот только что «пошалила» Третьяковская галерея, которая с некоей неправительственной организацией провела флэш-моб с демонстрацией пародий на картины известных художников. Но если предложенные галереей(!) для пародирования(!) картины есть настоящие произведения искусства с их возвышающим и человека, и художника-творца посылом, то пародии на них явили нам обыкновенную пошлость. На заставке к этой статье – флэшмоб на тему гениальной картины К. Петрова-Водкина «Купание красного коня». Среди художников, картины которых рекомендовались (!) к пародированию, был, кстати, и Рерих. Вот тут и вспомнишь еще раз слова Святослава Николаевича Рериха о том, что музей Н.К.Рериха в Москве должен обязательно иметь общественный статус. Мудрый он был человек, Святослав Рерих, прозревал будущее.

...Год назад – Эрмитаж, МХАТ и Большой – давно, теперь Школа-студия МХАТ, Пушкинский музей и Третьяковская галерея. Осквернение крупнейших центров культуры продолжается. Что делать-то? Вот Владимир Путин только что предложил принять новый закон о культуре и сказал, что его разработкой стоило бы заняться самим деятелям культуры. Деятелей у нас много. Но культуры становится меньше. Ее носителями, как мы видим, могут быть простые люди, а «деятели» нередко имеют отношение к культуре только по названию своих должностей. Как сейчас в Министерстве культуры. А что? Оно деньги делит. Многие довольны.

источник: Блог КОНТ https://cont.ws/@drolma1/805357

Елена В.
Сообщений: 1694
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Александр Стеценко: «В России можно отнять что угодно и у кого угодно»

Сообщение Елена В. » 26 дек 2017, 22:04

Александр Стеценко: «В России можно отнять что угодно и у кого угодно» // Общая Газета

Власть придумывает законы, чтобы в зависимости от ситуации трактовать их в свою пользу. А когда не выходит по-хорошему приходят «люди в черном» и творят беспредел в «интересах государства». Захват общественного музея имени Николая Рериха тому яркий и очень печальный пример.

Многочисленные судебные тяжбы, взаимные обвинения сторон, словно сорвавшийся с цепи Минкульт, для которого Международный центр Рериха стал самой настоящей «красной тряпкой» – на протяжении всего времени своего существования общественный музей Рериха держал осаду, отбиваясь от чиновников и силовиков. И вот, наконец, оборона прорвана – в конце апреля «крепость» захватили. Значит ли это, что музею Рериха уготована печальная судьба, а наследию стоимостью в миллиард долларов суждено быть разворованным?

О том, как государство поступает с неугодными и слишком независимыми, мы сегодня говорим с вице-президентом Международного Центра Рерихов (МРЦ) Александром Стеценко.

— Александр Витальевич, давайте немножко с конца — расскажите о событиях той ночи, когда произошел захват музея.

— В ночь с 28 на 29 апреля этого года Государственный музей Востока при поддержке силовых структур проник на территорию усадьбы Лопухиных, где более 25 лет располагался Международный Центр Рерихов, изолировал охрану периметра усадьбы, и осуществил захват всех строений усадьбы, ее территории, всех музейных коллекций и другого имущества, принадлежащего МЦР, включая личные вещи сотрудников.

Поводом для вторжения якобы послужило то, что Арбитражный суд удовлетворил иск музея Востока о расторжении договоров безвозмездного пользования усадьбой и выселении МЦР из трех ее строений. Причем, на это время решение суда не вступило в законную силу, поскольку нами была подана и еще не рассмотрена судом апелляция. Исполнение суда наступило лишь спустя 4 месяца после захвата.

Что интересно, силовой захват осуществлялся неким ЧОПом без всяких опознавательных знаков, с которым не решилась вступать в конфликт даже вызванная нами вневедомственная охрана.

Для придания незаконному захвату некоего правового статуса 29 апреля в усадьбу Лопухиных прибыла группа ГСУ МВД по Москве, которая ведет следствие по принудительному банкротству Мастер банка, которая без всяких на то оснований передает все строения усадьбы и находящееся в нем имущество и наследие Рерихов, принадлежащее МЦР под ответственное хранение Государственному музею Востока (ГМВ) При этом в протоколах обысков не было указано ни имущество, ни культурные ценности, которые передавались. Что явно создает основания для хищения наследия.

Фактически в центре Москвы, рядом с Кремлем руководство Минкульта осуществило явный разбой в отношении общественного Музея МЦР, а следственные органы МВД обеспечили этому преступлению свое прикрытие.

Следует также сказать, что месяцем ранее, 7-8 марта этого года по требованию Минкульта эта же следственная группа осуществила свой первый налет на общественный Музей, в котором работают в основном женщины, при поддержке нескольких десятков вооруженных ОМОНовцев в масках. Взломав двери музея, следователи, руководимые советником Министра культуры Рыбаком К.Е. и заместителем директора ГМВ Мкртычевым Т.К. под видом расследования уголовного дела против Булочника Б.И., бывшего мецената общественного Музея, вывезла из усадьбы Лопухиных около 200 музейных экспонатов, дав им необоснованно статус вещественных доказательств.

Но что интересно, расследование уголовного дела проводится в рамках мошенничества, якобы совершенного председателем правления банка и меценатом МЦР Булочником Б.И. в 2012-2013гг, в том числе и непогашенного кредита банка, на который были куплены и подарены МЦР в октябре 2013г. 9 картин. Но помимо них были изъяты в качестве вещественных доказательств по уголовному делу и картины, подаренные МЦР в конце 90-х и начале 2000-х, которые явно не имеют никакого отношения к уголовному делу.

Также были изъяты и архивы МЦР начала 90—х, что еще раз доказывает – этот налет с изъятием был инициирован Минкультом с целью незаконного захвата наследия Рерихов, переданного МЦР С.Н. Рерихом и другими дарителями.

— Что предшествовало открытому захвату музея – ведь «боевые действия» начались не сразу?

— Захвату в 17-ом, несколько лет предшествовала компания, развязанная Мединским и его первым заместителем Аристарховым, направленная на дискредитацию МЦР и его руководства в глазах руководства страны и общества. В течении 2014-16 гг. кем только нас не пытались представить, приведу некоторые примеры: боевиками, которые пытаются свергнуть власть (письмо Аристархова в МВД в 2014); экстремистами и иностранными агентами (письмо Аристархова в Минюст России в 2015); религиозными экстремистами (письма Аристархова и ГМВ в Хамовническую прокуратуру 2015г); фашистами, распространяющими свастику (отзыв Минкультом прокатного удостоверения на фильм МЦР «Зов Космической эволюции» за демонстрацию фрагментов кинохроники); разрушителями объекта культурного наследия XVII - XIXвв «Городская усадьба Лопухиных», которую МЦР восстановил из руин без поддержки государственного финансирования, и не выполнение своих обязательств аренды (путем подлога и фальсификации фактов и документов, осуществленных чиновниками, – таинственным образом в налоговой появилась регистрации 17 коммерческих организаций по адресу усадьбы, она была признана в аварийном состоянии, МЦР было отказано в проведении судебной экспертизе – суд принял решение о расторжении договоров и выселении МЦР из усадьбы) и т.д. и т.п.

По сути, мы имеем хорошо продуманный заговор высокопоставленных чиновников Правительства РФ, осуществленный министром Мединским и его командой и направленный на преднамеренное разрушение общественного Музея и незаконное овладение усадьбой Лопухиных, музейными коллекциями и другим имуществом принадлежащих МЦР. С этой целью они натравили на МЦР все надзорные и контрольные органы. Хамовническая прокуратура по надуманным обвинениям первого замминистра культуры Аристархова за последние два года провела около 20 внеплановых проверок, налоговая инспекция по требованию того же Аристархова весь 16-й год проверяла МЦР в поисках неучтенных финансовых потоков, которые по его мнению проходят через МЦР.

Не найдя никаких финансовых нарушений по требованию Минкульта ИФНС обвинила МЦР в сокрытии налога за использование подаренных нам картин Рерихов в музейной деятельности со штрафными санкциями на общую сумму около 59 млн. рублей. Полный абсурд!

Теперь с этой фашистской символикой. Такое придумать – это еще надо постараться. Хотя цель Минкульта понятна и она заключается в том, что следствием признания МЦР экстремистской организацией, государство (Минкульт) конфискует все имущество МЦР. И не надо государству доказывать никакие права на наследие Рерихов. Но страсть в уничтожение нашей организации могла натворить и другую беду. Если бы не решение Верховного Суда, который отказал Минкульту в рассмотрении его жалобы на решения судов, признавших незаконность отзыва прокатного удостоверения.

Теперь Аристархов одержим другой идеей. Он просто бомбардирует прокуратуру и Минюст своими требованиями удалить из Устава МЦР все упоминания о наследии Рерихов, о воле С.Н.Рериха, пытается удалить из Устава организации даже упоминание о том, что в случае ее ликвидации ее имущество все равно должно быть использовано на создание нового общественного Музея как того требовал Святослав Рерих. Минкульт не устраивает и название нашей организации и многое другое. А когда не получилось в одном, чиновники от культуры кошмарят нас в других направлениях.

Хамовническая прокуратура, как я уже приводил примеры, несколько лет в точности выполняет все указания Минкульта в отношении его незаконных требований в адрес МЦР. В сентябре 2017-го ею был подан иск в Хамовнический суд Москвы с требованием к МЦР и Минюсту добиться от МЦР внесения изменения в Устав.

7 декабря этого года, рассматривая иск Хамовнической прокуратуры, судья в заседании был откровенно удивлен. Как могло получиться, что изменения в Устав МЦР, пройдя неоднократно проверку специалистами Минюста в мае 2017г. ими был согласован, а спустя несколько месяцев его начинают опротестовывать и прокуратура, и сам же Минюст?

Но ни Минюст, ни прокуратура не озвучили в суде имя настоящих кукловодов всего этого шоу – Министра культуры и его первого зама. Тогда судья нашел возможность прекратить административное дело по иску Хамовнической прокуратуры. Но думаю, что Минкульт не остановится и будет продолжать давить и на прокуратуру и на Минюст. И как будут дальше развиваться события в ближайшее время – одному богу известно.

— Давайте немного отойдем от дней сегодняшних и поговорим о том с чего вообще начинался общественный музей?

— Святослав Николаевич Рерих для осуществления безвозмездной передачи в Россию наследия своих родителей Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих поставил два условия. Первое — наследие он передаст только для создания общественного музея имени Н.К. Рериха. Второе – для расположения общественного музея власть предоставит в Москве необходимые помещения.

Эти условия советским государством были приняты и выполнены. В ноябре 1989г. было подписано постановление Совета Министров СССР о создании общественной организации Советского фонда Рерихов и Центра-Музея имени Н.К. Рериха как её основной базы. А некоторое время спустя было подписано решение властей Москвы о передаче общественной организации усадьбы Лопухиных для создания в ней общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Убедившись в том, что его условия выполнены, Святослав Рерих пригласил Людмилу Шапошникову, выбранную им в качестве директора будущего общественного Музея, к себе в Индию для подготовки наследия к вывозу в СССР. В 91-м году, учитывая распад СССР, Советский Фонд Рерихов по предложению Святослава Рериха был преобразован в Международный Центр Рерихов.

В то время усадьба находилась в ужасном состоянии. Московское правительство, ранее обещавшее помочь финансами на реставрацию, в конце концов, заявило, что средств нет. Сначала помогали с миру по нитке. Примерно в 95-96 годах появился первый меценат, который до 2013 года на 90% финансировал культурную деятельность МЦР и воссоздание усадьбы. Председатель правления Мастер-банк Борис Ильич Булочник. Усадьба была на балансе правительства Москвы, но Центру было дано право выполнять заказы по реставрации.

Надо учитывать еще один момент. Святослав Рерих передавал свое наследие на основании документа «Архив и наследство Рериха для Советского фонда Рерихов в Москве», подписанный в 90-м году и заверенный индийским нотариусом. Фактически С.Н. Рерих еще при свой жизни осуществил передачу в СФР того имущества, которое должно было ему принадлежать только после смерти Рериха.

В этом документе имеются два важных момента, которые дают пояснения всем событиям борьбы Минкульта против МЦР. Первый – С.Н. Рерих в свое завещание включил положение, которое обязывает Минкульт передать основанной им общественной организации принадлежащую ему коллекцию картин в количестве 288 полотен, которая в 1978г. была предоставлена Министерству культуры СССР во временное пользование для проведения выставок по стране. И второе положение – передав наследие СФР, Святослав Рерих оставил за собой все права на переданное наследие. И только после его смерти оно переходило в собственность СФР.

— Но я так понимаю, что прописанное в документах не нашло своего отражения в жизни. Как было в реальности?

— Проблемы начались практически сразу. Во-первых, советские чиновники не желали, чтобы Святослав передавал наследие для создания общественного музея. Они соглашались на создание СФР как общественной организации, но наследие Рерихов, по их мнению, должно быть передано в государственный музей – ГМВ. Это сейчас чиновники Минкульта, в целях оправдать разрушение общественного музея, пытаются представить ситуацию, что Л.В, Шапошникова обманным путем заставила С.Н. Рериха передать наследие общественной организации. Наивные и невежественные люди, думают, что такая ложь может кого-то убедить в том, что Рериха возможно было заставить что-либо сделать помимо его воли, тем более в отношении наследия его родителей.

Но Святослав поставил жесткое условие для передачи им наследия – только общественный музей. Об этом он говорил даже с Горбачевым. И свою позицию в этом отношении очень четко выразил в своей концепции создания и развития общественного Музея, которая была опубликована в газете «Советская культура» 29 июля 1989г. под названием «Медлить нельзя!». Одной из причин такого решения была трагическая история со старшим братом Святослава Рериха Юрием, который по приглашению Хрущева вернулся в СССР в 57-м году и привез первую часть наследия, и попросил советское руководство о создании государственного музея. Министерство культуры пообещало это сделать, картины приняло, но музей так и не создало. Но Юрий Николаевич был настойчив. Самую ценную часть картин он забрал из Третьяковской галереи, куда они им были сданы на хранение, и разместил их у себя в квартире на Ленинском проспекте, и продолжал требовать от министра выполнения данных ему обязательств.

В 60-м Юрий Рерих внезапно умер, будучи не женатым, не имея детей, не оставив завещания. Наследником был признан его брат Святослав Рерих, но позже его удивительным образом отстранили от вступления в права наследства. Это произошло по требованию Минкульта путем осуществленной чиновниками министерства аферы с признания домработниц Рериха, его иждивенцами, которые в силу закона того времени являлись претендентами первой очереди на получение наследственного имущества. Но далее ситуация развивалась еще более странно. И так называемые иждивенцы получили право только на гонорарные счета Юрия Рериха. Вы спросите кому же тогда отошли права на дорогостоящее наследие, привезенное Ю.Н. Рерихом в Москву из Индии? Никому!

Странно, что и всесильная власть не взяла это ценнейшее имущество на государственный учет. То есть, были созданы такие условия, когда у имущества фактически не было собственника. Понятно, что это было сделано умышлено для того, чтобы потом все разворовать. Что и произошло. Не помогли ни многочисленные письма С.Н. Рериха к министрам культуры и руководству страны, ни предложения Генерального прокурора СССР Сухарева как избежать разграбления наследия. А ведь на квартире Юрия Рериха находилось около 200 картин, ценнейший научный архив Рерихов, уникальные коллекции древней тибетской живописи, буддийской бронзы и другие культурные раритеты. И это все открыто незаконно распродавалось людьми, которое не имели на это права при полном равнодушии Минкульта и попустительстве органов МВД. Даже было прекращено уголовное дела в отношении лица незаконно, продававшего с квартиры наследие Рерихов, национального достояния России, которое по требованию общественности было возбуждено.

— Получается, Святослав Рерих передавал свое наследие на условиях создания общественного музея, учитывая неудачный опыт выполнения государством своих обязательств данных Юрию Рериху по созданию государственного музея?

Совершенно верно. Святослав Рерих при передаче своего наследия был категоричен – только общественный музей, так как он на собственном опыте убедился, что Минкульт не желает создавать государственный музей.

Но здесь помимо трагического опыта с первой частью наследия, привезенной Юрием Рерихом есть и другие причины. Святослав Николаевич считал, что общественная организация будет иметь больше возможностей, чем Министерство культуры в проведении свой культурной деятельности. Общественная организация сможет миновать все чиновничьи барьеры, и работать во благо России. Так оно и получилось. МЦР вопреки всем трудностям создал прекрасный общественный Музей, деятельность которого известна во многих странах мира. Если взять последние пять лет, то мы увидим, что МЦР провел уникальный международный выставочный проект посвященный Пакту Рериха, первому международному договору по защите культурных ценностей, в 17 странах мира, в том числе в штаб-квартире ООН и ЮНЕСКО. А в России этот проект прошел в 150 городах. Вот какую миротворческую деятельность так необходимую России разрушил Минкульт. Но вернемся к нашей истории.

Когда были подписаны все документы о создании общественного музея, закулисная борьба со стороны чиновников не прекратилась. Даже усилилась, когда Людмила Шапошникова привезла в нашу страну наследие в мае 90-го года. О том периоде было много написано, поэтому я останавливаться на нем не буду.

Началась работа по воссозданию усадьбы и созданию музея. С 92-го года пошли первые выставки. С 97-го года музей заработал в полную силу. Но алчные чиновники не теряли надежды отобрать наследие.

— В чем причина?


— Одна из основных причин заключается в попытке скрыть тотальное воровство наследия Рериха. О разграблении первой части наследия, привезенного в Россию Юрием Рерихом, я уже говорил. Не менее трагическая участь постигла и коллекцию С.Н. Рериха из 288 картин, которая с 1987г. по 1990г. находилась на временном хранении у Минкульта, а затем владельцем была передана общественной организации. Но Минкульт ее не отдал по требованию Рериха, а после его смерти незаконно национализировал. Так произошел второй захват наследия. Первый, учитывая не выполнение обязательства данного Юрию Рериху, был осуществлен в 60-е.

Причина банальна. Коллекция была частично разворована. По этому поводу были проведены независимые исследования на основании официальных документов владельца коллекции и Минкульта. Результаты исследования неоднократно МЦР публиковал. Проводились и журналистские расследования. Их вывод один: из 288 картин в настоящий момент в ГМВ, а там эта коллекция находится с 80-х, осталось всего 282. То есть 6 картин отсутствует. Минкульт и ГМВ пытаются доказать, что нет никакой пропажи картин, все законно и при этом пытаются доказать, что это С.Н. Рерих забыл убрать из своего завещания картины, которые он ранее передал другим лицам. Такая наглая ложь чиновников просто поражает. Все 296 картин, которые в соответствии с актом № 4193 2 ноября 1978г. и приложений к нему из Болгарии прибыли в СССР значатся как собственность С.Н. Рериха. Из этого состава картин Святослав Рерих распорядился часть после завершения передвижных выставок вернуть назад в Болгарию, о чем была сделана запись в акте. Оставшиеся в СССР 288 картины он в 1990г. включил в свое завещание в пользу общественной организации.

Развитие лжи Минкульта очень показательно. Вначале они говорили о том, что С.Н. Рерих забыл изъять из своего завещания часть картин, которые он отозвал из СССР. Тогда МЦР запросил показать письмо Рериха и распорядительные и исполнительные документы Минкульта на отправку в Индию этих картин. До сих пор показывают. Тогда начался развиваться миф о том, что картины Н.К. Рериха «Дева снегов», «Александр Невский» и «Песнь о Шамбале» никогда не прибывали в СССР.

Именно история этих 3 картин из 6 отсутствующих весьма показательна. Они действительно в апреле 1978 указаны в Акте приема коллекции Государственным русским музеем, от болгарской стороны, где проходила выставка, после завершения которой эта коллекция была направлена в СССР, как не поступившие. Вместо этих картин в ящики были положены другие, о чем также отмечено в Акте №4193 от 2 ноября 1987г. Но акты музеев в городах Одессе, Львове, Киеве и других, в которых проходили в дальнейшем выставки этой коллекции, не отмечено, что эти три картины отсутствуют. К тому же «Песнь о Шамбале» в настоящий момент находится в ГМВ в экспозиции. Разве это не убедительное доказательство того, что недостающие картины были все же доставлены в СССР? Ну а две другие сейчас находятся за рубежом в частной коллекции…

— На каком основании?

— Манипуляторы Минкульта дошли до того, что из двух картин из списка Рериха сделали одну. Так картина «Песнь о Шамбале» в списке Святослава Рериха числилась под № 8. Но по легенде Минкульта, она не пребывала в СССР и в настоящий момент, естественно, отсутствует.

Вот вы только вдумайтесь какое же решение находят умники из Минкульта! Они эту картину перемещают на позицию списка под № 6, где должна быть картина «Тангла» и присваивают первой картине такое совместное название «Тангла. Песнь о Шамбале». А картина «Тангла» таинственным образом исчезает. Не правда ли, интересная криминальная история?! То, что «Песнь о Шамбале» является таковой, нет никакого сомнения, так как она нами идентифицирована по авторским спискам картин самого Рериха и тщательного описания ее сюжета, сделанного Еленой Ивановной Рерих.

И это я привел только один пример махинаций чиновников ГМВ и Минкульта, но если копнуть глубже и, сравнить настоящий состав коллекции со списками их владельца, то всплывут факты сокращения размера картин до 100 сантиметров, изменения их техники исполнения и другие волшебные преображения, что свидетельствует о том, что первоначальный состав коллекции был значительно разбавлен их копиями.

На протяжении многих лет МЦР требовал проведения самой тщательной независимой экспертизы, как состава коллекции, так и самих картин в сравнении с первоначальными списками их владельца. Проведенные проверки (Счетной палаты РФ и Росохранкультуры), к сожалению использовали в своей работе не правоустанавливающие документы владельца этой коллекции, а только списки ГМВ, которые давно не соответствуют первоначальным и подогнаны под имеющиеся картины. Но так никогда не будет установлена пропажа картин. Вы понимаете?

Попытка найти правду через следственные органы на протяжении десятка лет заканчивалась банальными отписками. В последний раз дошло до маразма – распоряжение разобраться в ситуации было спущено… участковому. Участковый приходит в Государственный музей Востока, спрашивает – у вас пропали картины? Нет – отвечают ему. Все – в возбуждении уголовного дела отказано.

Вот вам и основная причина стремления Мединского и его команды уничтожить нашу организацию. А заодно прибрать к своим рукам и богатейшую коллекцию картин Рериха. Опасаюсь, что ее будет ждать та же участь. Ведь незаконная торговля культурными ценностями занимает в мире третье место после торговли оружием и наркотиками.

В прошлом году я открыто обвинил министра культуры и его зама, а так же руководство музея Востока в сокрытии пропажи картин из коллекции С.Н. Рериха, находящейся в Государственного музее Востока. Вы думаете меня они привлекли за клевету? Нет. Почему, как думаете? Потому что, знает кошка, чье мясо съела…

— Кто на ваш взгляд стоит в авангарде тех, кто хочет уничтожить Музей Рерихов и что ими движет?

— Однозначно сегодняшнее руководство Министерства культуры. Самые большие проблемы у МЦР начались с 2012-го года с приходом Мединского, который выступая в этом году в Думе, уже после захвата музея, сказал: наконец-то закончилась криминальная история того, как некая общественная организация отобрала у государства принадлежащее ему наследие в миллиарды долларов.

Ну, какая же наглая и циничная ложь! Ведь общеизвестно, что С.Н.Рерих, единственный владелец переданного в Россию наследия, настаивал на том, что он передает именно общественной организации, а не государству. Об этом свидетельствует целый ряд документов подписанных Рерихом и даже заверенных индийским нотариусом. Одно его письмо к Президенту РФ Ельцину, в котором Святослав Рерих просил Президента оказать ему помощь в передаче в МЦР принадлежащей ему коллекции, которая в ГМВ находится незаконно, выявляет всю ложь министра.

Если следовать версии министра Мединского, то и бывший президент МЦР Ю.М. Воронцов и Е.М. Примаком многолетний друг нашей организации и ее попечитель и член Правления, а также М.Л. Растропович, попечитель Музея и многие другие видные общественные и культурные деятели, которые на протяжении всей 26-летней нашей истории поддерживали МЦР, в том числе и Д.С. Лихачев, участвовали в этой «криминальной истории»(?!). Как же язык министра поворачивался, когда он явно кощунствовал с трибуны Государственной Думы. Это называется — ни совести, ни чести.

— Какими методами действовал министр культуры?

— Мединский подходил к выполнению поставленной задачи уничтожения общественного музея с рьяной находчивостью. Для выполнения этой задачи необходимо было отобрать у МЦР наследие и выселить МЦР из усадьбы.

По закону отобрать у МЦР наследие невозможно, так как сам Рерих, его владелец, официально передал его Центру. Поэтому в 2013 году, когда во всех судах Москвы ГМВ и Минкульту отказали в обжаловании решения Хамовнического суда, признавшего МЦР наследником С.Н. Рериха, министр обращается к президенту с письмом, в котором необоснованно обвинил МЦР в том, что мы пытаемся у Государства отобрать наследие Рерихов, ему принадлежащее и находящееся в ГМВ. По сути, министр пустил президенту пыль в глаза. А Президент, поверив министру, накладывает на письме Мединского резолюцию: «Примите меры для обеспечения интересов государства». Но Мединский и его команда по-своему интерпретировали это решение Президента и представили явное ограбление МЦР как обеспечение интересов государства. Этим они здорово подставили Президента.

Благодаря этому документу Верховный суд отменяет все предыдущие решения, отказавшие ГМВ и Минкульту в оспаривании решения Хамовнического суда и, направляет дело в Мосгорсуд для рассмотрения его по существу жалобы ГМВ и Минкульта. Там и отменили это решение. Отказав нам в праве наследника С.Н. Рериха, Мосгорсуд не принял решения, что МЦР незаконно владеет наследием С.Н. Рериха, переданного нам уже после подписания им завещания. Тут необходимо дать короткое пояснение.

Дело в том, что права собственности приобретаются не только на основании завещания, но и акта купли-продажи, дарственной и многих других действий, в следствии которых передаются права на то или иное имущество. Когда началась инициированная Минкультом компания о признании МЦР не правопреемником СФР, на которого было оформлено завещание, С.Н. Рерих, во-первых, обратился с письмами к основным руководителям государства – Президенту Ельцину, к руководителю Верховного Совета Хасбулатову и к мэру Москвы Лужкову, в которых четко высказал свою волю в отношении прав МЦР на переданное им в Россию наследие.

Но, видимо, поняв, что это не остановит алчных чиновников овладеть наследием, он у нотариуса в Индии, не задолго до своей смерти, заверяет свою подпись на документе, который по законодательству Индии является документом передачи МЦР прав на наследие. Фактически этот документ отменяет ранее подписанное завещание, так как С.Н. Рерих, являясь владельцем переданного в СФР наследия, распорядился его передать в МЦР.

Минкульт хорошо понимает важность этого документа, поэтому сейчас раздаются жалкие их голоса о том, что подпись С.Н. Рериха была поддельной, а индийский нотариус оказался мошенником. Наглость их уже давно зашкаливает. Они готовы подвергнуть сомнению даже нотариальную систему другого государства, видимо, считая, что там мошенники могут поступать так же, как и у нас.

В итоге следует сказать, что права МЦР на преданное нам С.Н. Рерихом наследие вытекают не из правопреемства к СФР, не от желания или нежелания самого Мединского и его окружения, а на основании того, что как пожелал сам владелец наследия С.Н. Рерих. Его решение не смогли они изменить при жизни, а после его ухода и подавно это уже невозможно сделать.

Дальше – больше. Весь 2015 год Мединский потратил на то, чтобы заставить Генпрокуратуру отобрать у МЦР наследие. Прокуратура проверяла МЦР 5 раз на предмет законности нахождения у нас наследия Рерихов, но так и не сделала вывод, который от нее требовал Минкульт, предложив им, если они посчитают нужным, делать это самим через суд. Но как министр в суде докажет, что наследие не принадлежит МЦР, и должно быть передано государству? Никак. Поэтому Минкульт и пошел на явный разбой и в ночь с 28 на 29 апреля совершил незаконный захват.

В 2015-м ушли из жизни создатель общественного Музея и бессменный его директор Людмила Шапошникова, доверенное лицо С.Н. Рериха, и исполнитель его завещания, чуть ранее Примаков, постоянный член Попечительского совета МЦР. Они оба служили мощным сдерживающим фактором против разгула беспредела чиновников в отношении МЦР.

И началась осада центра – пошли многочисленные требования Минкульта: отдайте наследие. Вы не наследники, не имеете права хранить у себя и распоряжаться коллекциями. В 2016-м МЦР кошмарили по полной. Было проведено 17 внеплановых проверок – от налоговиков до Минюста, который проверял нас на предмет экстремистской деятельности и иностранного агента. Если организация признается экстремистской, все ее имущество переходит государству без всяких документов.

Была налоговая проверка, был тот самый несчастный фильм с якобы пропагандой фашисткой символики – цеплялись буквально за все. При этом Мединский даже и не думал успокаиваться – постоянные жалобы в прокуратуру: организация экстремистская, устав неправильный, название не то. И дальше выселение.

— А как его добились?

— В сентябре 2015-го министр пишет мэру Москвы С.С. Собянину письмо и просит передать строения усадьбы в федеральную собственность, чтобы выполнить волю Святослава Рериха и отреставрировать усадьбу, хотя усадьба уже была отреставрирована и на это не было потрачено ни копейки государственных денег и воля Святослава уже выполнена. Опять явная и наглая ложь министра.

И уже в октябре выходит распоряжение о передаче усадьбы в федеральную собственность. И практически сразу усадьба передается в оперативное управление Музея Востока, о чем в МЦР даже не знали. Ведь в 2014-м Собянин отдал усадьбу МЦР в безвозмездное пользование, а в 2015-м тихой сапой передал федералам.

— В общем, делалось все, чтобы лишить МЦР права находиться на территории усадьбы?

— Точно так. Музей Востока сразу подал иск о выселении МЦР из усадьбы. Основание для иска сделано реально от балды: якобы там все плохо, МЦР нарушил условия договоров безвозмездного пользования усадьбой, все запущено и … ни одного доказательства. Тогда в дело вновь вступает Аристархов с целью поиска компроматов, которые позволили бы убедить суд в необходимости выселения МЦР. По его требованию Мосгорнаследие проводит внеплановую проверку. А ведь за полгода до этого Мосгорнаследием уже была проведена плановая проверка – все было хорошо, замечаний нет. А в августе следующего года все вдруг оказалось плохо.

Еще и Росимущество, как представитель собственника начинает свою проверку усадьбы. И тут мы узнаем, что по нашему адресу зарегистрированы 17 коммерческих организаций.

— Для чего чиновники это сделали?

— Все очень просто. Потому, что это грубейшее нарушающее условия договоров безвозмездного ее использования – лишний повод нас прижучить.

Мы обращаемся в прокуратуру с заявлением о проверке кем-то проведенной незаконной регистрации, явно, что без помощи самих чиновников этого не возможно было бы провернуть, выявление виновных и их наказания. До сих пор проводят проверку.

ГМВ и Минкульт пытаются доказать суду, что МЦР привел усадьбу в аварийное состояние и требует расторжения договоров и нашего выселения. МЦР сдает в суд Заключение С.В. Демидова, ведущего эксперта высшей квалификации, что усадьба Лопухиных одна из лучших в Москве по своему состоянию и использованию. Суд по требованию Аристархова выводы этого эксперта не принимает.

Мы ходатайствуем перед судом о проведении судебной экспертизы состояния усадьбы – нам отказывают. Признается версия только Минкульта и Музея Востока, и суд расторгает договора и обязывает МЦР освободить усадьбу. Этакая игра в одни ворота. Мы подаем апелляцию и в этот момент происходит захват.

— Так понимаю, и сотрудничество с председателем правления мастер-банка Борисом Булочником вам тоже аукнулось?

— Да, уголовное дело против Булочника, по мнению Минкульта, само уже компрометирует МЦР. Что в корне не верно. Если так подходить, то у РПЦ необходимо отбирать Храм Христа Спасителя, так как в его воссоздании принимали участие многие опальные олигархи Гусинский, Ходорковский, Березовский и другие. Можно привести массу других примеров. Если перечисленные средства все пошли на общее благо, то как можно подвергать сомнению искренность многих, людей трудившихся во благо Родины. Оказывается можно, когда имеешь личные корыстные цели, Тогда любое благое дело можно опорочить.

Есть и еще вопрос. Кто у нас отменил презумпцию невиновности? Булочнику инкриминировали конкретное преступление, совершенное им в конкретные сроки (2012-2013гг). Почему же Минкульт везде утверждает, что и реставрация усадьбы, которую Б.И. Булочник начал финансировать с середины 90-х, и его многочисленные дары в Музей многих шедевров Рерихов, которые благодаря ему были возвращены в Россию и выставлены для всеобщего обозрения, были осуществлены на ворованные деньги? В тоже время Мединский и его команда ничего не сделали в отношении сохранения наследия Рерихов. Я Вам вот что скажу, все это очередная уловка Минкульта используя следственные органы спрятать захваченное наследие и другое имущество, принадлежащее МЦР, под вещдоки. Ведь расследования могут тянуться десятилетиями.

— Вашей судьбе не позавидуешь … На что рассчитываете в будущем? Каковы перспективы сохранения Музея Рериха в его привычном за последние десятилетии виде?

— Мы подавали жалобы и заявления на незаконные действия следствия 7-8 марта в МВД, Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет и даже в ФСБ. Отказы – все в рамках закона. Мы подаем в суд. Суд отказывает в рассмотрении. А через месяц происходит полный захват усадьбы и наследия Рерихов с остальным имуществом МЦР, больше похожий на бандитский налет.

Фактически Минкульт провел ликвидацию общественного музея, созданного усилиями общественности. А ведь за создание и развитие общественного Музея Президент РФ В.В. Путин в 2006г. наградил генерального директора нашего Музея Л.В. Шапошникову Орденом Дружбы, а в 2011г. Президент РФ Д.А, Медведев за выдающиеся заслуги в деле сохранения культурного наследия наградил Л.В, Шапошникову орденом за Заслуги перед Отечеством IV степени. Что же получается Президенты России отмечают заслуги общественного Музея, а Мединский его разрушает и власть его в этом поддерживает. Не правда ли странные вещи происходят в нашем правовом государстве!?

Сейчас Минкульт обеспокоен тем, как бы МЦР ликвидировать совсем, чтобы некому было истребовать все вернуть и призывать привлечь к ответственности виновных в этом преступлении, т.е. стремится ликвидировать основного свидетеля.

— Кому вообще мешал общественный музей, никогда ничего не просивший у государства?

— Несколько дней назад прошло заседание Совета по культуре при Президенте Российской Федерации под председательством В.В. Путина. Завершая заседание, он привел высказывание Д.Гранина: «Культурой нельзя руководить. Ее надо понимать и нести в себе». А если культуру не понимаешь – тогда что, можно… уносить с собой?

Вы знаете, терпение заканчивается. Три года мы рассылаем письма с просьбой о помощи. Власть не обращают на это внимания. У нашей Международной общественной организации не остается больше шансов найти справедливое решение нашей проблемы в России, и мы вынуждены будем обращаться к международной общественности и зарубежному правосудию за помощью.

Если за отсутствием правды в своей стране приходится обращаться к зарубежному правосудию с просьбой защиты от произвола своих чиновников, то позвольте задать вопрос, какое же общество мы строим? И что самое больное – эти слова обращены к государству, в котором мы живем. Ведь по факту выходит, что в России можно отнять что угодно и у кого угодно. А ведь с самых высоких трибун большие чиновники постоянно говорят о демократии. Только где она?

Что же до музея, то мешал он чиновникам, поскольку находился вне их компетенции. Даже можно сказать по-другому – у них не была доступа к расхищению огромных богатств, как в культурном, так и в финансовом плане. Коррумпированность чиновников, хищение бюджетных средств излюбленная тема всех новостных сюжетов. Все это наносит существенный вред экономике России. Иногда нам показывают, как с этим бедствием борется государство. Тот вред, который наносит Минкульт, уничтожая МЦР и его общественный Музей, основанный Рерихом, намного опасней для страны, так как подрывает ее основу, на котором все стоит – культуру.

Кто, как не первые лица государства должны быть озабочены этой подрывной деятельностью? Тем более, что в России есть могущественные структуры, которым под силу остановить любую беду.

Генеральная Прокуратура господина Чайки, Следственный Комитет Быстрыкина, ФСБ Бортникова, в конце концов, есть Президент, который может влиять на судьбу страны одним росчерком пера. Но… все словно воды в рот набрали. Словно так оно и надо. Даже на Совете по культуре, возглавляемый Президентом, который состоялся совсем недавно, никто не поднял проблему разрушения нашего общественного Музея, хотя многие из присутствующих об этом были осведомлены.

А ведь все в этой жизни взаимосвязано. Уничтожение музея влечет за собой уничтожение культуры, отсутствие которой расщепляет любое, даже самое крепкое государство на атомы и молекулы.

В конце Великой Отечественной войны Николай Рерих в своем дневнике записал еще более пророческие слова: «Разрушение музея есть разрушение страны». Кем и чем станет руководить нынешняя власть на руинах бескультурья, если не озаботиться сохранением культуры сейчас?

Беседовал — Александр Родин

Источник: Общая Газета. 26.12.2017 http://og.ru/interviews/2017/12/26/93673

Елена В.
Сообщений: 1694
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Татьяна Книжник. Оттенки серого

Сообщение Елена В. » 10 янв 2018, 20:54

Татьяна Книжник. Оттенки серого

Тяжела жизнь работника государственного учреждения культуры. Юрий Избачков, бывший следователь по уголовным делам в Новгородской области, а ныне юрисконсульт Государственного музея Востока, большую часть 2017 года занимался непосильным трудом – изучал внутренние служебные документы нашей организации, перебирал личные вещи ее сотрудников, периодически выбегая на свежий воздух, чтобы перевести дух и поиздеваться над дежурящими у ворот усадьбы Лопухиных защитниками общественного Музея имени Н.К.Рериха, а также осваивал новое для себя ремесло актера и сценариста, обзаведясь собственным каналом на видеохостинге YouTube.

В своих роликах он умничал о вещах, о которых не имел ни малейшего представления, демонстрировал полное отсутствие саморефлексии и пускался в пространные рассуждения о чужих деньгах и о чужой судьбе – например, о том, что будет с Международным Центром Рерихов, если тот не уплатит налог в 59 миллионов. Или о трудностях социальной адаптации сектантов. Куда более полезными были бы размышления на предмет, что ожидает человека, позиционирующего себя православным христианином и потворствующего греху, после того, как он перейдет в иной мир. Или – не будем заходить так далеко – если в происходящем беззаконии с музеем наступит перелом и виновникам придется предстать перед правосудием.

fun2.png
fun2.png (235.22 KiB) 2590 просмотра

Другой кадр из любимого мультфильма Ю.Избачкова.
Даже поросята знают о законе, что внутри нас


Один из роликов был посвящен теме честности, которая в сознании сценариста и его покровителей-чиновников, причастных к рейдерскому захвату самого большого в стране общественного музея, представлена слепым пятном. В качестве заставки к нему фигурировал кадр из советского мультфильма времен перестройки о приключениях поросенка Фунтика. По сюжету, жадная владелица цирка заставляла его обманывать ребятишек и собирать деньги якобы на домик для бездомных поросят, но Фунтик оказался свиньей только по форме и, не выдержав мук совести, сбежал от работодателя. Очевидно, в роли бездомных поросят г-н Избачков видел сотрудников МЦР, изгнанных из усадьбы Лопухиных, а наивными ребятишками были рериховцы, перечисляющие деньги на аренду офиса и оплату услуг адвокатов. А, возможно, заставка содержала в себе еще один смысловой пласт: «Внутри я милый и добрый, просто работаю на плохих людей». Конфликт чистая совесть vs полное корыто в отличие от героя любимого мультика Ю.Избачков решил в пользу корыта, а за причиненные ему нравственные страдания (при виде собственного свинства, заснятого или описанного другими людьми) требовал положить в свою шапочку весьма приличные суммы [1].

Заполучив в свое распоряжение столь разносторонне одаренного специалиста, облеченного в прочную броню нахальства и бесстыдства, руководство Государственного музея Востока поручило ему в числе прочих дел организацию возврата имущества МЦР и его работников. Об этом и пойдет речь.

Напомним, что после силового захвата усадьбы Лопухиных Государственным музеем Востока, произошедшего вечером 28 апреля 2017 года, сотрудники Центра-Музея оказались на улице и были лишены доступа к имуществу организации и своим личным вещам. На следующий день в рамках дела по принудительному банкротству «Мастер-банка» на территорию усадьбы прибыла следственная группа ГСУ ГУ МВД России по г. Москве для производства обыска в строениях 4 и 7, которые в ходе проведения следственного мероприятия были переданы на ответственное хранение генеральному директору ГМВ А.В.Седову. Абсурдность этой «легенды» о передаче хорошо показана в статье юриста Яна Сомова «Право на бесправие». «Подвести всю эту схему со многими со-действующими госорганами под какую-либо легальную процедуру невозможно, так как такой практики в правовом государстве не было и быть не может, – пишет он. – Но в реальности так открыто действовали в России в начале 90-х госчины “по понятиям” для захвата (рейдерства) приглянувшейся чужой собственности» [2]. Итак, согласно протоколу обыска от 29.04.2017 г., личные вещи сотрудников не были арестованы, не были признаны вещественными доказательствами в рамках упомянутого дела и на ответственное хранение г-ну Седову не передавались. Поэтому их надлежало вернуть законным владельцам по первому же требованию.

isb5.jpg
isb5.jpg (22.05 KiB) 2590 просмотра

Ю.Избачков проводит «инвентаризацию»
имущества МЦР в комнате № 14.
Фото с сайта А.Пузикова



Вместо того чтобы разрулить ситуацию приемлемым путем (из правового поля она уже вышла, и все дальнейшие действия, по сути, были вариациями беззакония), позволив сотрудникам МЦР спокойно собрать вещи на своих рабочих местах, супергерои из ГМВ пустились во все тяжкие. Перво-наперво, переведя дух после ночного налета, в компании других таких же честных людей, именующих себя «общественностью», они провели во всех строениях усадьбы так называемую «инвентаризацию имущества МЦР» – без представителей следственных органов и владельцев этого имущества. Отчеты о своих майских подвигах визитеры, беспрепятственно и бесконтрольно проникавшие в рабочие кабинеты сотрудников центра, не стеснялись выкладывать в Сеть, сопровождая их фотографиями. «В оставшееся время решено инвентаризировать один из кабинетов во флигеле, – пишет человек по фамилии Пузиков, соседям которого определенно стоит установить замки понадежнее. – На очереди кабинет № 14. Всё снова под камеру: вскрытие, осмотр помещения, шкафов и ящиков столов, сейфов с устным проговором. <…> По всей видимости, здесь работал один человек. На рабочем столе монитор с самодельным защитным экраном от световых бликов. По различным признакам, включая наличие дорогой профессиональной фотоаппаратуры, здесь работал фото-редактор. Далее рутинная работа инвентаризационной описи. Камера выключается, так как это достаточно долгий процесс. Между членами комиссии распределяются участки работы и составляется полная опись всего, что находится в кабинете, включая все мелкие предметы, посуду с пищевыми продуктами и др. <…> Все опечатывается и закрывается» [3].

А вот свидетельство бывшего руководителя Автономной научной группы МЦР, а ныне активного члена НРК В.Э.Жиготы, которое прямо-таки сочится подобострастием перед захватчиками: «Все действия, начиная с открытия опечатанных дверей и до повторного опечатывания дверей после окончания работы, записываются на камеру. От ГМВ составлением описи коллекций занимаются высококвалифицированные специалисты. Работают, ещё раз подчеркну, проявляя самое внимательное отношение как к рериховским полотнам, так и к другим предметам, находящимся в зданиях. Исключаю саму возможность исчезновения каких-либо ценностей в процессе этой работы. Юрист ГМВ Юрий Избачков жестко требует соблюдения всех формальностей, которые порой даже кажутся излишними» [4].
sum2.jpg
sum2.jpg (44.46 KiB) 2590 просмотра

Как показала жизнь, сам Жигота, страдающий тяжелой формой амнезии, может гарантировать разве что справедливость поговорок «коготок увяз – птичке не быть» и «с кем поведешься, от того и наберешься». Но, быть может, тогда сам юрист ГМВ сможет ответить на вопрос, почему трудовые книжки и личные дела сотрудников МЦР, хранившиеся в сейфе отдела кадров, выдавались нашей комиссии на Суворовском бульваре? Уже 1 июня с территории усадьбы выехал служебный «Ситроен» ГМВ, в котором находилось имущество, принадлежащее МЦР: сетевой принтер научного отдела, два монитора и книги в упаковках [5]. 2 июля внутренняя служебная документация МЦР, найденная в процессе «инвентаризации» помещений, красовалась на сайте А.Люфта, проживающего в Германии, а вскоре и сам юрисконсульт ГМВ стал активно использовать ее для своих сюжетов, оперируя сослагательными наклонениями и делая самые нелепые предположения о руководстве и сотрудниках центра. На протяжении восьми месяцев дежурные у ворот усадьбы Лопухиных регулярно фиксировали, как ее территорию покидали люди с сумками и рюкзаками, а также машины с загруженными в них свертками и коробками. Второй этаж Музея и хранилище рукописей во флигеле не были поставлены под охрану вплоть до последних дней декабря.

Итак, май: опечатанные двери, все снимается на камеру. В дальнейшем тактика работы с личными вещами поменялась: предметы сортировались по неизвестному нам критерию, складывались в коробки, а коробки выставлялись за двери кабинетов. Плоды своих трудов юрисконсульт запечатлел в очередном ролике, продемонстрировав зрителям своего канала книги в упаковках, папки и коробки, лежащие в коридоре второго этажа строения номер 7. «Что здесь? Да всё шмотье, которое накопилось, всё отдаем, – комментирует он. – Это чужое. Нам чужое не нужно. Поэтому, ребята, забирайте. Если у кого есть желание, можете прийти и забрать пораньше. Честно сказать, у нас коробочки уже кончаются… К сожалению, люди дежурят у забора довольно долго, но за вещами не приходят» [6].

На деле же получение вещей обернулось для ребят и девчат настоящим квестом. Я, к примеру, оказалась в числе тех, кому уведомление из ГМВ было доставлено с опозданием. Мои более удачливые коллеги получили «письма счастья» за подписью г-на Мкртычева, где говорилось, что они некорректно понимают термин «личные вещи»; им предлагалось «воздержаться от оскорблений, клеветы, проявлений экстремизма, использования нецензурной лексики», а также предъявить чеки на указанные в списке предметы [7]. И наконец, были среди нас и счастливчики, которые удостоились особой чести – прийти к воротам усадьбы в назначенное время и быть посланными Избачковым куда подальше [8]. Просто потому, что требовали пропустить их на свои рабочие места – которые и были таковыми до вступления решения Арбитражного суда о выселении МЦР в законную силу (рассмотрение апелляционной жалобы состоялось 22 августа 2017 г.). В нашем сюжете от 27 июня видно, как раздраженный Избачков теряет над собой контроль, грязно оскорбляет присутствующих сотрудников МЦР, пытается через решетку ворот вырвать фотоаппаратуру, едва не спровоцировав драку. Вещи, кстати, предлагалось забирать прямо на улице.

Лед тронулся только после того, как несколько сотрудников МЦР подали на руководство ГМВ судебные иски и к процессу получения личных вещей подключилась наш адвокат Марина Сухарева.

В назначенный день и час у ворот усадьбы меня встретил директор государственного новодела – серый и хмурый, под стать декабрьскому дню. Хорошая должность, высокий оклад, здание, обустроенное чужими руками и на чужие деньги, находящие в нем бесценные полотна и рукописи – осталось только отловить птицу счастья, которая, судя по выражению директорского лица, в руки никак не давалась. Охранник попросил у меня паспорт, и решетчатые ворота за моей спиной закрылись, оставляя позади наших храбрых дозорных.

Оголенные стебли роз, которые еще год назад были бы заботливо укрыты нашими сотрудниками, крикливые вороны, облюбовавшие усадьбу с той же самой поры, что и захватчики, темные окна особняка, который мы восстанавливали всем миром и в котором теперь творилось неведомо что, – нож в моем сердце зашевелился и сделал еще один оборот.

Г-н Мкртычев проводил меня до флигеля, где пришлось еще раз предъявить документы, и распрощался. Из помещений научной библиотеки МЦР, расположенной на первом этаже, доносились голоса. Их обладатели, по-видимому, вполне разделяли написанное на нашем сайте: «Светлый читальный зал с открытым доступом к справочной литературе, абонемент со справочным аппаратом, просторное книгохранилище с необходимыми условиями хранения литературы, удобные рабочие места – все это создает комфортные условия для работы читателей и сотрудников» [9]. Заметим, что фонды библиотеки формировались с 1990 года учеными-востоковедами и частными лицами, безвозмездно дарившими МЦР ценнейшие справочные издания универсального и тематического характера, книги по истории, философии и искусству, профильную литературу.

В моей бывшей комнате № 16 на втором этаже была устроена самая настоящая свалка. Книжных шкафов, на полках которых размещалась изданная нами за 20 с лишним лет работы литература, в ней уже не было, как не было и компьютеров, и маленького сейфа, в котором находились экземпляры книг из Мемориальной библиотеки; единственными предметами, напоминавшими о былой обстановке, были тумбы под окнами да квадратный столик, за которым когда-то мы собирались всем отделом пить чай или принимали гостей. Разумеется, фотографировать это царство коробок и сумок всех цветов и калибров, а также грязные коридор и лестницу было запрещено. Вдруг нам захочется написать что-то плохое о спасителях наследия и усадьбы и проиллюстрировать свой рассказ.

После многочисленных инцидентов с участием Ю.Избачкова, щедро сдобренных отборной руганью и рукоприкладством, к взаимодействию с сотрудниками МЦР были привлечены другие работники (возможно, волонтеры), которые вели себя вежливо и по-деловому, насколько вообще эти определительные применимы к нашей ситуации. Марина Сухарева достала необходимые документы и списки и приготовилась отмечать найденные позиции.

Вы думаете, мои книги и вещи ожидали меня в моем бывшем кабинете? Как бы не так. Мне было предложено пройти… в комнату № 24, в которой когда-то проводили мастер-классы по живописи. На стол, стоящий посередине комнаты, водрузили коробку с написанной на ней моей фамилией, и поинтересовались, узнаю ли я ее содержимое. Содержимое оказалось моим примерно наполовину – остальные книги и буклеты я видела впервые. Та же история повторилась и со второй коробкой. Я обратила внимание членов комиссии на то, что рядом с моим рабочим столом находились две светло-зеленые сумки с абсолютно новыми книгами, причем сумки эти были заклеены скотчем, чтобы внутрь не попала пыль. Почему-то я не увидела их ни в коридоре, ни в доступных комнатах, хотя они были указаны в первых строках моего списка. Они непременно найдутся, заверили меня. На этот счет я здорово сомневалась и предложила вернуться в свой бывший кабинет, чтобы разобрать стоящие напротив него коробки, ведь, по логике, именно там и должны были находиться мои вещи. Но, как выяснилось, у г-на Избачкова своя логика.

Увиденное в коробках заслуживает отдельного описания. Указать на них номера кабинетов юрисконсульт не догадался, а скорее всего, просто не посчитал нужным. Раз уж строптивые сотрудники МЦР отказались получать вещи на улице с предоставлением чеков и других доказательств того, что это именно их вещи, их следовало проучить по-другому. Монитор (имущество МЦР) был положен экраном книзу, без упаковочных материалов, компанию ему составляли ручки, тарелки, скатерть и лейка. Книги соседствовали с чужими носками (будь у кого-то на рабочем месте носки, едва бы они хранились в книжном шкафу), диски – с пакетами земли для цветов. Подставка от электрочайника была разлучена с самим чайником. Была предпринята некая попытка систематизации – провода и кабели, клавиатура, телефонные аппараты, обувь были сложены вместе, а свои записные книжки и блокнот я отыскала в кабинете № 2, что в другом конце коридора, среди чужих ежедневников. Вдоль стен этого кабинета, а также на полках стояли репродукции картин и фотографии в рамках, собранные отовсюду. Мое внимание привлекла знакомая папка, лежащая на полу за дверью, в которой раньше находились рабочие материалы, однако внутри оказалась незнакомая печатная продукция. Зато в моей бывшей комнате обнаружились сервиз сотрудника ОНЦ КМ, чье рабочее место находилось в другом здании (которое, к слову, ни на какое ответственное хранение не передавалось), и наборы эфирных масел с ингаляторами. Участники «группы выдачи» разводили руками и жаловались на то, что им приходится отдуваться за неких волонтеров, которые устроили беспорядок, а теперь оказались вроде как и не у дел. Понимают ли они, что отдуваться им придется еще очень долго, попав в орбиту страшного разрушительного вихря, или уже адаптировались к патологическому окружению? В этом хаосе нашелся портрет Учителя, и я считаю это хорошим знаком. В эти самые темные и трудные дни, когда кажется, что попрано и порушено все, Он с нами.

Через день поиски продолжились. На сей раз к процессу подключился знакомый мне еще с 1990-х годов жизнерадостный человек, который услужливо открывал и перетаскивал оставшиеся коробки. В свое время он занимал не последнюю должность в общественном Музее и до конца жизни Людмилы Васильевны Шапошниковой оставался с ней в хороших отношениях, нередко приезжая в конце рабочего дня в усадьбу, чтобы выразить свое почтение и пожелать здоровья и сил в борьбе с разрушителями культуры. Теперь он сам примкнул к разрушителям дела ее жизни и подвизается у г-на Мкртычева в качестве грузчика и надзирателя. Как это согласуется с его прежними словами и поступками – пусть сам ответит на этот вопрос, когда придет время.

Третий визит состоялся две недели спустя. Территория усадьбы к этому времени уже была доступна для посетителей, однако к Ступе пройти не удалось – не пустил охранник, чьи облик и манеры представляли разительный контраст с членами команды Виктора Валентиновича Байды. Обитатели флигеля по-прежнему не утруждали себя уборкой. Интерьеры шестнадцатой комнаты на сей раз были дополнены несколькими электрочайниками и большой коллекцией журналов «Культура и время» – все это размещалось прямо на полу. «Группа выдачи» честно предупредила, что журналы собирали из всех кабинетов, надо и остальным что-то оставить. Каталог Музея в двух томах, в типографской упаковке, так и не был обнаружен. Исчезли некогда стоявшие на полках шкафов «Грани Агни Йоги», «Тибетская живопись» Ю.Н.Рериха, «Вселенная Мастера» Л.В.Шапошниковой. Было ли это следствием бардака или сотрудники и волонтеры государственного музея Рерихов оказались людьми, живо интересующимися наследием и понимающими ценность хорошей книги? У моих коллег дела обстояли куда хуже: среди ненайденного значились жесткие диски, полудрагоценные камни, деньги, документы, новая обувь, предметы искусства и даже Знамя Мира.

В самом же главном здании тем временем развернулось мародерство совсем иного масштаба – духовное. Экспозиция общественного Музея была демонтирована, а стены покрашены убогой серой краской прямо поверх обоев. Гордые труженики и строители позировали перед камерами на открытии выставки под названием «Восхождение» и рассказывали о своем безмерном уважении к Святославу Николаевичу Рериху и его воле. Г-н Седов благодарил почтеннейшее начальство и все его культурное ведомство «за всемерную поддержку всех наших инициатив». Если бы индийский чудотворец Сатья Саи Баба, материализующий украшения и кушанья на потеху публике, дожил до наших дней, он бы изумился продвинутым йогам из Министерства культуры РФ и их способным ученикам из Музея Востока, которые сумели извлечь из ниоткуда отреставрированный комплекс зданий вместе с обработанными фондами и дорогостоящим музейным оборудованием. Музей «под ключ», если использовать терминологию ремонтников.

«Только ли мне показалось, что московский госмузей Рериха сегодня – это трофейный музей? Первый в России, – пишет наш неведомый друг Drolma1. – Музею, который ныне действует в усадьбе Лопухиных, надо дать какое-то более подходящее имя, которое соответствовало бы его содержанию. Общественный музей Николая Рериха был захвачен в результате вооруженных действий. Госмузей работает на имуществе, до сих пор принадлежащем Международному Центру Рерихов, незаконно хранит находящиеся в собственности МЦР картины. Да, по своему статусу это трофейный музей. Даже когда под него задним числом подведут необходимую юридическую базу, он не перестанет быть тем, чем является уже по сегодня по сути своей – музеем с постыдной историей» [10].

Новые хозяева усадьбы сейчас упиваются победой. Самодовольные, начисто лишенные совести и чувства вины, они берут, что хотят, и делают, что взбредет в голову, попирая при этом общественные нормы, юридические и нравственные законы. Мне думается, что все мы, фиксирующие эти злодеяния для истории РД, совершаем одну ошибку – говорим о суде совести, осознании содеянного, нравственном выборе применительно к тем, кто полностью исключил дух и сердце из своего «уравнения жизни». Их картина мира попросту свободна от этих переживаний. В их жизни нет места для высшей реальности, нет притока энергии из высших центров, поэтому все их действия в культурном пространстве – это подражание, притворство, имитация живого. Смотревшие видеосюжеты ГМР с горечью и уже без удивления отмечали откровенно гнетущую и тягостную атмосферу всех этих «торжественных» мероприятий, закрытых открытий и шаблонных пресс-конференций и насколько отснятое контрастировало по духу и по обстановке с мероприятиями МЦР, проводимыми в том же пространстве. Так, в октябрьские дни в опустевшем зале Святослава Рериха явственно висела тьма. Сейчас же по особняку расползлось серое марево, убивающее радость встречи с любимыми полотнами. Символика серого цвета в Живой Этике, полагаю, всем хорошо известна. Это цвет удушающей повседневности, страха, безразличия, посредственности и ограниченности. В «Гранях Агни Йоги» есть интересный образ третьего, серого пути – по которому идет человек, не сделавший выбор между Светом и тьмой [11].

Подлость, предательство и ложь стали устоями государственного новообразования. Желающие что-то строить на этих основах смогут убедиться сами, насколько они крепки и насколько быстро обеление низменного и очернительство возвышенного превращается в нравственность серого цвета. Нам же остается мужественно и терпеливо преодолевать выпавшие на нашу долю испытания, хранить единение и помнить мудрые слова Николая Константиновича Рериха: «Темные могут пытаться преграждать, они могут довольствоваться лишь какими-то отложениями и видоизменениями, но нарушить космический закон они все же не могут. Ведь все ранее слагается надземно, а затем приобретает земные формы» [12].

И можно сколько угодно называть силовой захват чужой собственности восстановлением исторической справедливости, а рейдеров и их подельников –спасителями наследия и освободителями усадьбы от маргиналов, рекорды Акаши не переписать и не исправить. (На этот вселенский хостинг можно загрузить только фильм о своей жизни – все движения своего духа, эмоции, намерения, мысли.) В них запечатлены истинные облики великих деятелей, основавших общественный Музей имени Н.К.Рериха, его славная, яркая и вместе с тем трагическая история, а также лучшие чувства, устремления и самоотверженные поступки тех, кто помогал строить и защищать этот уникальный культурный центр и распространять знания, необходимые для перехода человечества на новый эволюционный виток. Есть там и следы жизней грабителей и разрушителей – отпечатки грязных пальцев на великих шедеврах, ядовитая слизь низменных мыслей на полу и стенах Святилища, которое они осквернили. Когда-нибудь их позовут на эксклюзивный показ.

28–31 декабря 2017 г.

______________________________________

1. Претензия Ю.С.Избачкова к порталу «Адамант» // Культурно-просветительный портал «Адамант». Режим доступа: http://www.lomonosov.org/article/preten ... damant.htm

2. Сомов Ян. Право на бесправие // Культурно-просветительный портал «Адамант». Режим доступа: http://www.lomonosov.org/article/pravo_na_bespravie.htm

3. Пузиков Андрей. Отчет об участии в комиссии по описи имущества и предметов наследия Рерихов в усадьбе Лопухиных. 15 мая 2017 г. // Портал «Культура». Режим доступа: http:// zovnet.ru/viewtopic.php?f=25&amp;t=265#1

4. Заявление и.о. исполнительного директора НРК В.Э.Жиготы // Сайт Национального рериховского комитета. Режим доступа: http:// наследие-рерихов.рф/86-novosti/195-zayavlenie-v-e-zhigoty

5. Выезд автомобиля ГМВ с имуществом МЦР // Официальный канал Музея имени Н.К.Рериха. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?time_cont ... sX6sDN0UjU

6. Подготовка к возврату вещей и Рерихкоин // Канал Юрия Избачкова. Режим доступа: https:// http://www.youtube.com/watch?v=n8_TKq9oMBs

7. Письмо Т.К.Мкртычева Н.Н.Морочковской от 13.06.2017 г. (№ 378/1-25); письмо Т.К.Мкртычева Е.А.Захаровой от 13.06.2017 г. (№ 387/1-25).

8. Сотрудники Музея имени Н.К.Рериха два месяца не могут получить личные вещи // Официальная страница Музея имени Н.К.Рериха в социальной сети Facebook. Режим доступа: https://www.facebook.com/theroerichmuse ... ype=2&am...

9. Научная библиотека // Официальный сайт Международного Центра Рерихов. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/departments/library/

10. Drolma1. На культуру напала скверна, или Кому следует освежить понятие о нравственности // Блог КОНТ. Платформа для социальной журналистики. Режим доступа: https://cont.ws/@drolma1/805357

11. См. запись от 19 августа 1956 г.

12. Письмо Н.К.Рериха американским сотрудникам от 21 октября 1935 г. // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 5-1. Д. № 190.

источник: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.p ... NT_ID=5691



Вернуться в «Защита имени, наследия Рерихов, МЦР и Е.П. Блаватской»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 4 гостей