Жанна Д'Арк

Helen
Сообщений: 240
Зарегистрирован: 21 апр 2010, 08:31

Жанна Д'Арк

Сообщение Helen » 15 май 2010, 04:32

Статья опубликована в Кузбасской Рериховской газете
«Свет Утренней Звезды» №3(61) от 19 июля 2007г.


ЖАННА ДЕВА
(К 595 – летию со дня рождения Жанны Д’Арк)

«Если бы Жанна Д’Арк была пожалована королем поместьями и кончила жизнь в роскоши и благополучии, то она не была бы Жанной Д’Арк. Но не ее личная карма требовала костра. Не забудем о Миссиях, принимаемых на себя высокими духами. Отношение к ним со стороны тех, к кому они направлены, утверждает карму тех народов на многие века. Так, они являются пробным камнем сознания народов».
Е.И.Рерих

Изображение
Алексей Леонов. Жанна Д’Арк

На протяжении нескольких столетий выдающаяся личность Жанны Д’Арк привлекает к себе внимание писателей, поэтов и художников. Известный американский писатель Марк Твен в своем романе «Жанна Д’Арк» пишет: «Жанна не похожа на своих современников, как день не походит на ночь. Она оставалась правдивой, когда ложь стала нормой жизни; она была честна, когда честность сделалась утраченной добродетелью; она была верна своему слову, когда ни от кого нельзя было ждать исполнения обещаний; свой великий ум она посвятила великим мыслям и великим целям в то самое время, когда другие великие умы бесплодно увлекались красивыми фантазиями или пустым тщеславием; она была скромна, утонченна, деликатна, когда крикливость и грубость отличали почти всех; она была преисполнена сострадания, когда бессердечная жестокость являлась общим правилом; она была непоколебима, когда стойкостью не обладал никто, и – душевно благородна, когда все уже забыли, что значит благородство души; она была твердыней веры в то время, когда не верили ни во что и насмехались надо всем; она была безупречно искренна среди всепроникавшего лицемерия; среди царства лести и пресмыкания она сохранила неприкосновенным свое личное достоинство; она была олицетворением неустрашимого мужества в те дни, когда надежда и смелость иссякли в сердцах ее народа; она была белоснежно чиста душой и телом в то самое время, когда высшие сословия страны погрязли в грехе телесно и духовно».
Короткая, но яркая жизнь Жанны вызывает удивление и восхищение у каждого, прикоснувшегося к истории ее жизни. Совсем юная, почти дитя, неграмотная, никому не известная и не имеющая никакого влияния простая деревенская девушка сыграла решающую роль в Столетней войне между Англией и Францией. Начавшаяся как борьба за престол между родственными династиями, Столетняя война превратилась в межнациональный конфликт, в котором приняли участие все слои населения. Франция терпела одно поражение за другим, в результате французы потеряли веру в себя, в свои силы, их национальное достоинство было унижено. Уже после первой крупной победы в этой войне английский король Эдуард III начал пропагандировать идею о том, что грандиозное поражение французского войска – проявление воли Бога. И только спустя сто лет Жанна Д’Арк разрушила это убеждение своей неистовой верой в то, что Бог на самом деле на стороне справедливой борьбы французов, защищающих свою землю и своего законного короля.
Одной из политических побед Англии в Столетней войне стало подписание широко известного договора в Труа между Англией и Францией в 1420 году. Согласно условиям договора английский король Генрих V объявлялся регентом Франции и наследником короля Франции Карла VI. Сын Карла VI дофин Карл лишался наследственных прав и приговаривался к изгнанию из Франции. По договору Карл VI и его жена Изабелла до конца своей жизни сохраняли титулы короля и королевы Франции, которые затем переходили к английскому дому. Эти условия не могли принять те широкие слои населения Франции, которые непримиримо боролись против английского завоевания. Подавленное, приниженное национальное достоинство неизменно приводит к высокому подъему патриотического чувства. Для всех, кто не мог принять условий договора в Труа, самым естественным знаменем в борьбе против его претворения в жизнь становился дофин Карл. Восстановление его прав на престол означало бы сохранение французской национальной династии - символа независимости королевства.
Договор в Труа был ненавистен Франции. За его строками народная молва увидела роковую роль женщины - королевы Изабеллы Баварской. Как почти всякая чужестранка она никогда не пользовалась любовью народа. Народ считал, что рукой Карла VI, подписавшего договор в Труа, водила Изабелла. Молва бесповоротно решила: женщина губит Францию, а спасет ее Дева, символ чистоты, антипод порочной Изабеллы. Франция ждала прихода таинственной спасительницы. Жанне д’Арк в это время было примерно восемь лет.
После смерти в 1422 году Генриха V и Карла VI государем объединенных Англии и Франции был объявлен английский король Генрих VI, а дофин Карл, также объявивший себя королем Франции, держался на юге страны. Дорогу англичанам на юг преграждал Орлеан, осада которого началась в 1428 году.
Сопротивление осажденного Орлеана, мужество его защитников стало поистине последней надеждой всех, кто все еще верил в возможность победы Франции в этой, казавшейся бесконечной, войне. Все отчаяние, накопившееся за долгие десятилетия, страстная надежда на чудо, которое теперь только и могло спасти французское королевство, соединились здесь, под Орлеаном. Именно тогда по Франции разнесся слух, что юная дева по воле Божьей отправляется к дофину, чтобы снять осаду с Орлеана и привести дофина в Реймс, дабы посвятить и короновать там. Как бы то ни было, слыша эту весть, все были согласны в одном, что отныне только Бог может спасти Францию.
Этой девой была простая французская крестьянка по имени Жанна. С раннего детства у Жанны были видения святых, она часто слышала их «голоса». Ей являлись св. Михаил Архангел, святые Екатерина и Маргарита. Они призывали Жанну отправиться к дофину Карлу и спасти Францию от англичан и бургундцев. В 1428 году она ушла из родительского дома, чтобы встретиться с дофином, а затем освободить Орлеан и отвести дофина в Реймс для миропомазания. 6 марта 1429 года Жанна прибыла в замок Шинон, где находился дофин Карл, и сказала ему, что ее «голоса» сообщили ей, что она избрана Богом, чтобы снять осаду с Орлеана, преграждавшего англичанам путь на юг, а затем привести короля в Реймс, место коронации Французских королей. Никто не верил, что она сможет снять осаду с Орлеана и освободить Францию, тем самым изменить ход Столетней войны. Над ней просто смеялись. Но Жанна настаивала: «Дайте мне столько людей, сколько посчитаете нужным, и я пойду в Орлеан!» Жанна сумела убедить Карла, и он дал ей войско. Как и полагается военачальнику, для Жаны собрали военную свиту. В ее свите было два герольда – гонцы, одетые в ливреи, позволяющие опознавать их. На них официально возлагались обязанности передавать послания важным особам – королям, принцам или военачальникам, и по обычаям того времени герольды были неприкосновенны; иногда они в устной форме передавали вызов врагу, а затем в целости и сохранности возвращались к себе на передовую. Некоторые исследователи утверждают, что Жанной воспользовались как талисманом, чтобы придать мужество солдатам, которых она сопровождала, и подбодрить их; назначение двух герольдов делает это утверждение безосновательным. Раз Жанне дали двух гонцов, значит, король относился к ней как к любому другому воину высокого ранга, облеченному полномочиями и несущему персональную ответственность за свои действия.
Ко времени прибытия Жанны в Орлеан молва уже утверждала, что именно она - та дева, что спасет Францию. Это воодушевило войско, и в результате ряда сражений, в которых принимала участие сама Жанна, осада была снята. Снятие осады и последовавшая за этим серия побед французских войск убедили французов, что Бог считает их дело правым и помогает им. Предпринятый после этого поход на Реймс превратился в триумфальное шествие королевской армии.
17 июля 1429 года дофин был коронован в Реймском соборе, и во время торжественного акта Жанна держала над ним знамя. Дофин стал королем Франции Карлом VII. Франция, получив законного короля, обретала себя. В стране стал пробуждаться высокий дух национального сознания.
В битве за освобождение Орлеана Жанна показала себя талантливым военачальником. Она определяла стратегию военных действий, возглавляла войско во время штурма, оставалась непреклонна, когда другие хотели обратиться в бегство, приходила в ярость, когда ее приказания не исполнялись. Она воодушевляла солдат, вселяла в них веру в победу. И они поверили в нее, в помощь Бога и в сражениях с англичанами стали одерживать одну победу за другой.
После миропомазания Жанна помышляет лишь о том, чтобы на волне энтузиазма продолжить наступление и должным образом направить сильную армию, а у короля на уме только переговоры и перемирия. Размах народной войны, огромная популярность Жанны пугают короля и придворных. Карл VII считает, что Жанна ему уже не нужна. Ее практически отстраняют от руководства военными действиями. Ей запрещают предпринимать какие бы то ни было важные действия, отныне Жанна участвует лишь в мелких стычках и сражениях третьестепенного значения. Ее больше не сопровождает военная свита, с ней нет пажей, а главное – нет герольдов, выполняющих в какой-то мере официальную миссию. Она просто капитан среди прочих других, набравших наемных солдат. Король предал Жанну, так много сделавшую для него и его королевства.
Такое поведение Карла VII отлично показывает, что это за человек. Очень точную характеристику ему дал бургундский хронист Жорж Шателлен. Карлу VII он приписывает три порока: «непостоянство, недоверчивость, а главное зависть». Он пишет: «Вокруг его персоны происходили частые и разнообразные замены, так как он имел привычку по истечении некоторого времени, когда кто-то из его окружения поднимался на вершину колеса (фортуны), скучать и при первом же удобном случае, который мог дать хоть какую-то возможность соблюсти приличия, с удовольствием переворачивал колесо сверху вниз».
То же самое король сделал и с Жанной, которая буквально возвела его на трон. Так делу Жанны был положен грустный конец, хотя самое главное было сделано, англичанам пришлось навсегда отказаться от намерения покорить Францию, и история пошла по иному пути, чем тот, который они себе представляли и почти осуществили. Однако Франции были суждены годы нищеты и войн, а Жанна была брошена на произвол судьбы.
«Я не боюсь ничего, кроме предательства», - говорила Жанна. И ее предали. Когда при защите Компьеня она осталась с немногочисленными верными ей солдатами отражать натиск врага, чтобы дать возможность войску вернуться в город, капитан крепости приказал поднять подъемный мост, отрезав ее. Шателлен описывает момент, когда, сражаясь в последнем каре, она падает: «Дева, превозмогая свое женское естество, совершила подвиги и много потрудилась, чтобы спасти свой отряд от поражения …как военачальник и как самая храбрая из всего отряда. Некий лучник, человек резкий и крутого нрава, которому сильно досаждало, что женщина, о которой он так много слышал, вот-вот справится со столькими отважными мужчинами, …схватив ее сбоку за накидку из золотого полотна, стянул с лошади, и она плашмя упала на землю». Ее схватили с «большей радостью, чем, если бы взяли пятьсот солдат», по словам хрониста. А один бургундский солдат, присутствовавший при этом, сказал, что капитан, принявший меч Жанны, который проволокли по земле в знак сдачи, был «так рад, будто взял в плен короля».

Изображение
Н.К. Рерих. Жанна Д’Арк. 1931

Отныне Жанна – пленница. «Я проживу год, не более», - сказала она. Плен Жанны длился, как и ее боевая эпопея, немногим более года. Сначала она была в плену у бургундцев, но ее оспаривали англичане и Парижский университет. Ее перевозили с места на место, из тюрьмы в тюрьму. Бургундцы считали вполне возможным, что король Карл VII захочет выкупить Деву, но король не захотел. Тогда от англичан с предложением выкупа явился французский епископ из Бове Пьер Кошон. Он предложил за Жанну десять тысяч ливров. Обычно такой выкуп назначался только за принцев королевской крови, и это является неоспоримым доказательством того, что англичане считали влияние Жанны крайне опасным. Марк Твен пишет: «Выкуп был принят. За эту сумму и была продана Жанна Д’Арк, спасительница Франции; продана своим врагам; продана врагам своего отечества; врагам, которые бичевали, терзали, разрывали Францию в течение столетия и превратили это глумление в воскресную забаву; врагам, которые давным-давно забыли, каково лицо француза, - так привыкли они видеть только его спину; врагам, которых она отхлестала, которых она укротила, которых она научила уважать французскую отвагу, воскресшую в ее народе могуществом ее вдохновения; врагам, которые жаждали ее крови, считая ее жизнь единственным препятствием между триумфом англичан и унижением французов. Продана французским принцем французскому попу, между тем как французский король и французский народ стояли, неблагодарные, в стороне и ничего не говорили.
А она, что говорила она? Ничего. Ни единого упрека не сорвалось с ее уст. Для этого она была слишком велика – она была Жанна Д’Арк».
Жанну было решено привезти в Руан и там совершить над ней процесс. Англичане поставили перед трибуналом задачу: обвинить ее в ереси, возвести на костер и таким образом объявить коронацию Карла VII делом рук дьявола. Иначе говоря, снова лишить Францию короля и независимости. Но это было уже невозможно. А Жанна, которая так много сделала для Франции, была сожжена на костре 30 мая 1431 года. Так печально закончилась героическая эпопея юной Жанны. Она не прожила и девятнадцати лет.
Через 25 лет состоялся процесс, на котором были заслушаны 115 свидетелей и допрошены все, кто знал Жанну с детства (среди свидетелей была и ее мать), - в присутствии папского легата Жанну реабилитировали и признали возлюбленнейшей дочерью Церкви и Франции.
В 1920 году Римская Церковь причислила Жанну к лику святых и признала истинной ее миссию, исполняя которую, она спасла Францию от англичан и бургундцев.

О.И. Посаженникова, г. Новокузнецк

Ясько Георгий
Сообщений: 158
Зарегистрирован: 28 янв 2011, 17:24

Жанна Д' Арк.

Сообщение Ясько Георгий » 09 мар 2011, 16:30

Протоколы обвинительного процесса Жанны д'Арк

Изображение

Жанна д'Арк – одна из самых известных фигур Столетней войны (1337-1453). Ко времени вступления на престол короля Карла VII (1422) Франция оказалась в критическом положении – вся северная Франция была оккупирована англичанами, армия была крайне ослабленной, вставал вопрос о независимости французского
государства. Ключевым моментом стала осада англичанами Орлеана (1428). Взятие этой крепости открывало им почти беспрепятственное продвижение на юг. В этот момент и появилась крестьянская девушка Жанна д 'Арк, уверявшая, что слышит голоса святых, которые побуждали ее к военному подвигу и обещали ей свою помощь. Жанне удалось убедить в своей освободительной миссии военных, она получила военный отряд и, поддерживаемая опытными военачальниками и народной верой, нанесла несколько поражений англичанам. Осада Орлеана была снята. Слава и влияние Жанны выросли чрезвычайно. По ее настоянию Карл торжественно короновался в Реймсе. Предпринятая, однако, Жанной попытка штурма Парижа кончилась неудачно.

Жанна д 'Арк была захвачена в плен в 1430 г. и предана церковному суду. По настоянию англичан она была обвинена в колдовстве, признана виновной и сожжена в Руане 30 мая 1431 г. Через 25 лет ее дело было пересмотрено, она была признана невинно осужденной, а в 1920 г. причислена к лику святых.

Протоколы обвинительного процесса представляют большой интерес в связи с чрезвычайной политической важностью дела. Они также дают яркое представление о том, как воспринимали действительность и судьи, и обвиняемая.

Выверено по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т.II. М., Издательство социально-экономической литературы, 1963. Под редакцией С.Д.Сказкина.


.
21 февраля. Первое публичное заседание

Первое увещевание Жанны

...Стремясь исполнить в этом процессе с милостивой помощью Иисуса Христа, дело которого защищается, долг нашего служения защите и возвеличению католической веры, мы стали прежде всего милостиво убеждать часто упоминаемую Жанну, тогда сидевшую перед нами, а также требовать от нее, чтобы для ускорения настоящего дела и для очищения собственной совести она говорила только правду относительно того, о чем ее будут допрашивать по вопросу
веры, не прибегая к уловкам и хитростям, которые мешают изложению истины..

Требование дать клятву
Затем, согласно нашей обязанности, мы потребовали судебным порядком от этой Жанны, чтобы она дала в должной форме, прикоснувшись к св. Евангелию, клятву, что будет говорить, как выше упомянуто, правду относительно того, о чем ее будут спрашивать.

Эта же Жанна ответила на это следующим образом: «Я не знаю, о чем вы хотите меня спрашивать. Возможно, вы будете у меня спрашивать то, о чем я вам не скажу». Когда же мы ей стали говорить: «Вы поклянетесь говорить правду относительно того, что будут у вас спрашивать касательно веры и что вам будет известно», она снова ответила, что относительно отца и матери и того, что делала, после того как направилась во Францию (2), она охотно поклянется; но что об откровениях божьих она никогда никому не говорила и не открывала их, кроме как одному Карлу (3), которого она называет своим королем; и она не открыла бы этого, даже если бы ей грозили отрубить голову, так как откровения она получила через видения, т.е. свой тайный совет, с тем чтобы она никому их не открывала; и по истечении ближайшей недели она твердо будет знать, должна ли она это открывать.

И снова, и многократно мы, вышеупомянутый епископ, убеждали и требовали от той же Жанны, чтобы она соизволила дать клятву в том, что будет говорить правду по вопросам, затрагивающим нашу веру. Эта же Жанна, преклонив колени, возложив обе руки на книгу, т.е. на миссал, клятвой обязала себя говорить правду относительно того, что будут спрашивать у нее касательно вопроса веры и что она будет знать, не выставляя при этом ранее упомянутого условия, т.е. того, что никому не скажет и не откроет ей сделанные откровения.

Первый допрос после клятвы

Затем после такой клятвы мы у этой же Жанны спросили о ее имени и прозвище. На это она ответила, что на родине ее зовут Жаннета, а после того как пришла во Францию, прозвана Жанной. Относительно своего прозвища она сказала, что она его не знает. Далее на вопрос о месте рождения ответила, что родилась в деревне Домреми, которая сливается с деревней Грю, и что в деревне Грю находится главная церковь.

Затем на вопрос об имени отца и матери ответила, что отца зовут Жаком д'Арк, мать же – Изабеллой.

На вопрос, где ее крестили, ответила, что в деревне Домреми.
На вопрос, кто были ее крестные отцы и матери, ответила, что одну из крестных матерей зовут Агнессой, другую – Жанной, еще одну – Сивиллой; из крестных же отцов одного зовут Жаном Ленге, другого – Жаном Баррей; у нее было много и других крестных матерей, как это она слышала от матери.

На вопрос, какой священник ее крестил, ответила, что, как она думает, господин Жан Мине.

На вопрос, жив ли он, ответила, что, как она думает, да.
Далее на вопрос, сколько ей лет, ответила, что, как ей кажется, около 19 лет. Она сказала, кроме того, что у матери выучила Pater noster, Ave Maria, Credo и что приобщилась к вере только благодаря указанной своей матери.

Далее на наше требование сказать Pater noster ответила, что мы можем ее выслушать на исповеди и она скажет нам охотно эту молитву. И когда снова многократно мы стали у нее требовать этого, она сказала, что не скажет Pater noster и пр., если мы ее не выслушаем на исповеди. Тогда мы сказали, что охотно ей выделим одного или двух нотаблей, родным языком которых является французский язык и в присутствии которых она произнесет Pater noster и пр. На это Жанна ответила, что не скажет им молитву, если они не будут ее выслушивать на исповеди.

Запрещение выходить из тюрьмы

Исполнив это таким образом, мы, упомянутый епископ, запретили той же Жанне без нашего разрешения выходить из места заключения, ей предназначенного в руанской крепости, под страхом уличения в ереси. Она же ответила, что не принимает этого запрещения, сказав далее, что, если она уйдет, никто не сможет ее укорять в несоблюдении или нарушении данного слова, так как последнее она никогда никому не давала. Затем стала жаловаться на
то, что ее содержат в железных цепях и кандалах. Тогда мы ей сказали, что прежде она много раз пыталась уйти из тюрьмы, и поэтому для более надежной и верной ее охраны было приказано надеть на нее железные цепи. На это она ответила: «Это правда, что я прежде хотела и хотела бы и сейчас уйти из тюрьмы, как это позволено каждому заключенному или арестанту».

После этого мы выделили для надежной охраны Жанны благородного мужа Джона Гриса, телохранителя господина нашего короля (4), и с ним Джона Бервойта и Вильяма Тальбота, вменив им в обязанность, чтобы крепко и надежно охраняли эту Жанну, не позволяя никому с ней говорить без нашего разрешения. Эти лица, коснувшись св. Евангелия, торжественно поклялись исполнить это.
Наконец, в конце заседания, после исполнения всего предпосланного, мы назначили той же Жанне четверг, следовавший непосредственно, с тем чтобы она предстала перед судом в 8 часов утра в парадной зале в конце больших палат указанной руанской крепости.

22 февраля. Второе заседание

На следующий вопрос о возрасте, в котором она была, когда ушла из отцовского дома, она ответила, что этого она не знает.

На вопрос, научилась ли она в юношеском возрасте какому-нибудь ремеслу, она сказала, что научилась шить полотняное платье и прясть и не уступает в этом деле любой руанской женщине. Далее она признала, что из страха перед бургундцами она ушла из дома отца и отправилась в город Нёшато в Лотарингии к какой-то
женщине, по прозванию Рыжая, у которой находилась около двух недель; она прибавила далее, что, пока была в доме отца, занималась домашними делами своей семьи и не ходила в поля с овцами и другими животными.

Далее Жанна созналась, что голос сказал ей, чтобы она осталась в г. Сен-Дени (5) во Франции; и сама Жанна хотела там остаться, но против ее воли сеньоры (6) увели ее. Если бы, однако, не была ранена, она не ушла бы оттуда; она была ранена в парижских рвах, когда туда отправилась из указанного г. Сен-Дени; но в течение пяти дней она уже оправилась. Далее она призналась, что приказала устроить под Парижем стычку (escharmouche).

И когда ее спросили, был ли тогда праздник, она ответила, что, как она почти уверена, тогда был праздник.
На вопрос, хорош ли это был поступок, она ответила: «Переходите к дальнейшему допросу».

24 февраля. Третье заседание

На вопрос, ходила ли она в юношеском возрасте гулять в поля с другими девушками, она ответила, что, конечно, ходила иногда, но не помнит, в каком возрасте.

На вопрос, находились ли жители Домреми на стороне бургундцев или на враждебной им стороне, она ответила, что знала только одного бургундца, причем она хотела бы, чтобы ему отрубили голову, однако только по воле божьей.
На вопрос, были ли в деревне Марсей (7) бургундцы или их противники, она ответила, что были бургундцы.

На вопрос, голос ли ей сказал, когда она была уже в юношеском возрасте, чтобы она ненавидела бургундцев, она ответила, что, после того как поняла, что упомянутые голоса находятся на стороне короля Франции, сама перестала любить бургундцев. Затем она сказала, что бургундцы получат войну, если
не будут исполнять того, что должны исполнять; и это она знает от указанного голоса.

На вопрос, имела ли она в юношеском возрасте откровение от голоса в том, что англичане должны прийти во Францию, она ответила, что англичане уже были во Франции, когда голоса стали приходить к ней.

На вопрос, гуляла ли она когда-нибудь вместе с маленькими мальчиками, дравшимися за ту сторону, которой она придерживается, она ответила, что об этом не помнит, но отчетливо помнит, как некоторые из деревни Домреми, дравшиеся со своими противниками из Марсей, иногда приходили оттуда сильно побитыми и окровавленными.
На вопрос, имела ли она в юношеские годы серьезное намерение преследовать бургундцев, она ответила, что у нее было большое желание и стремление, чтобы ее король получил свое королевство.

На вопрос, очень ли она желала стать мужчиной, когда должна была прийти во Францию, она ответила, что прежде она уже говорила об этом.

На вопрос, водила ли она стадо в поля, она сказала, что прежде уже ответила на это и что, после того как стала более взрослой и достигла зрелого возраста, обыкновенно не пасла стадо, но, несомненно, помогала гнать его на пастбища и в замок по названию Остров при угрозе нападения солдат; но она не помнит,
пасла ли она в юношеском возрасте стадо или нет.

Далее ее спросили об одном дереве, находящемся около ее деревни. На это она ответила, что довольно близко от Домреми имеется дерево, под названием дерево Дам, а другие называют его деревом Фей (des Faes), возле которого есть источник; и она слышала, что больные лихорадкой пьют из этого источника и
приходят брать воду из него для получения исцеления. И это она сама видела, но не знает, получают ли они от этого исцеление или нет. Далее она сказала, что, как она слышала, больные, когда могут вставать, идут к дереву на прогулку. И есть еще одно большое дерево под названием Fagus (8), откуда берется
май (9) (le beau may); и по обычаю это дерево принадлежало господину рыцарю Пьеру де Бурлемон. Далее она сказала, что иногда сама ходила туда гулять с другими девочками и делала у дерева гирлянды для иконы св. Марии Домреми. И часто она слышала от стариков (но не от своих родичей), что туда сходятся феи. Она слышала от одной женщины, по имени Жанна, жены мэра Обери из той же деревни (du Maire Aubery), которая была крестной матерью самой допрашиваемой Жанны, что она видела там упомянутых фей; но сама допрашиваемая не знает, правда это или нет. Далее она сказала, что никогда не видела упомянутых фей у дерева, в чем она вроде уверена, но не знает, видела она их в другом месте или нет. Далее она сказала, что видела, как девушки вешали гирлянды на ветвях дерева, и сама иногда там вешала их вместе с другими девушками; иногда они уносили их с собой, иногда оставляли. Далее она сказала, что, после того как узнала о необходимости прийти во Францию, мало играла и гуляла и старалась совсем не думать о развлечениях. И она не знает, плясала ли возле дерева после достижения зрелого возраста; но иногда она, несомненно, там могла плясать с детьми, причем больше пела, чем плясала. Далее она сказала, что есть там одна роща, которую зовут Дубовой (le Bois Chesnu), которая видна с порога отцовского дома и находится от него на расстоянии менее чем пол-лье. Она не знает и никогда не слышала, чтобы там собирались упомянутые феи, но она слышала от своего брата, что в их родных местах ходит слух о том, что у дерева Фей Жанна приняла решение действовать. Но она сказала, что это не так и о том же прежде говорила брату. Далее она сказала, что когда пришла к своему королю, некоторые спрашивали у нее, есть ли у нее на родине какая-то роща, называемая lе Bois Chesnu, так как есть пророчества о том, что около этой рощи должна появиться какая-то дева, которая сотворит чудеса. Но Жанна сказала, что этому она не верила.

На вопрос, хочет ли она иметь женскую одежду, она ответила: «Дайте мне ее, я ее возьму и уйду, иначе я ее не возьму. Я довольна теперешней одеждой, после того как богу стало угодно, чтобы я ее носила».

27 февраля. Четвертое заседание

На вопрос, что она больше почитала, свое знамя или меч, она ответила, что гораздо больше почитала, т.е. в сорок раз, знамя, чем меч.
На вопрос, кто приказал ей нарисовать на знамени упомянутое изображение (10), она ответила: «Я уже достаточно вам говорила, что ничего не делала, кроме как по указанию бога». Она также сказала, что, когда нападала на противников, сама носила указанное знамя, с тем чтобы никого не убивать; и она сказала, что ни разу не убила человека.

На вопрос, какое войско передал ей ее король, когда поручил ей действовать, она ответила, что он дал ей 10 или 12 тысяч человек и что сначала она пошла в Орлеан к замку Сен-Лу, а затем к замку Моста (11).

На вопрос, под какой крепостью это случилось, что она приказала своим людям отступить, она ответила, что не помнит. Она сказала также, что через сделанное ей откровение была весьма уверена в снятии осады с Орлеана; и об этом же она сказала своему королю, прежде чем туда пришла.

На вопрос, говорила ли она своим людям, когда должен быть устроен штурм, что сама будет принимать на себя стрелы, дротики, камни из метательных орудий или из пушек и пр., она ответила, что нет; напротив, сто человек из ее войска или более было ранено, но, несомненно, она сказала своим людям, чтобы они не колебались и сняли осаду. Она сказала также, что во время штурма замка Моста она была ранена в шею стрелой или дротиком, но получила большое утешение у св. Екатерины и поправилась в течение двух недель, однако она не прекращала из-за своей раны разъезжать верхом и действовать.

На вопрос, твердо ли она знала наперед, что будет ранена, она ответила, что это она хорошо знала и сказала об этом своему королю, но, несмотря на это, она не прекращала дальнейшие действия. И было это ей открыто благодаря голосам двух святых, т.е. св. Екатерины и св. Маргариты. Она сказала далее, что под
указанным замком Моста она первая приставила лестницу, чтобы взбираться вверх, и, когда она поднимала эту лестницу, была ранена, как выше указано, дротиком в шею.

На вопрос, почему она не приняла соглашение, которое ей предложил комендант Жаржо (12), она ответила, что сеньоры из ее войска ответили англичанам отказом на просьбу дать им перемирие в течение двух недель, а потребовали от них немедленного ухода на конях. Она также добавила, что со своей стороны она сказала, чтобы воины из Жаржо немедленно ушли в своих полукафтанах или плащах, сохранив при этом свою жизнь, если они этого пожелают; в противном случае они будут захвачены путем штурма.

1 марта. Пятое заседание

На вопрос, получила ли она письмо от графа Арманьяка, который хотел узнать, кому из трех пап (13) он должен повиноваться, она ответила, что этот граф написал ей какое-то письмо относительно этого; на него она дала ответ, причем среди другого там было сказано, что, когда она будет в Париже или в другом
месте на отдыхе, лично даст ответ. И когда она дала ему ответ, то собиралась сесть на коня.

А что касается до копии писем указанного графа и самой Жанны, которые тогда в суде мы приказали зачитать, то эту же Жанну спросили, таков ли был ее ответ, который содержится в указанной копии. Она ответила, что, как полагает, она дала такой ответ частично, а не целиком.

На вопрос, говорила ли она, что то, чего указанный граф должен был придерживаться в данном вопросе, она знает благодаря
совету короля королей (14), она ответила, что об этом она ничего не помнит.

На вопрос, сомневалась ли она, кому указанный граф должен был повиноваться, она ответила, что ей невозможно было указать, кому тот должен был повиноваться, так как граф стремился узнать, кому он должен повиноваться согласно воле божьей. Но что касается до самой Жанны, то она придерживается того и верит в то, что мы должны повиноваться господину нашему папе, находящемуся в Риме. Она сказала также, что ответила и другое посланцу упомянутого
графа, чего нельзя обнаружить в указанной копии письма; и если бы этот посланец тотчас не удалился, то был бы брошен в воду, однако не по указанию самой Жанны. Затем она сказала, что на желание графа узнать, кому согласно воле божьей он должен повиноваться, она ответила, что этого не знает, но она передала ему многое, чего не содержалось в письме. А что касается до нее самой, то она верит в господина папу, который находится в Риме.

На вопрос, почему она писала, что даст в другой раз ответ о причине ее веры в того папу, который находится в Риме, она ответила, что данный ею тогда ответ касался других дел, а не вопроса о существовании трех пап.
На вопрос, говорила ли она, что относительно трех пап получит совет, она ответила, что никогда не писала и не приказывала писать о трех папах. И она поклялась своей клятвой в том, что никогда сама не писала об этом и другим не приказывала писать.

Далее она сказала, что не пройдет и семи лет, как англичане оставят больший заклад (15), чем это было под Орлеаном, и что они потеряют все во Франции. Она сказала также, что упомянутые англичане понесут б?льшие потери, чем когда-либо имели во Франции, и это произойдет в результате большой победы, которую бог пошлет французам.

На вопрос, откуда она это знает, она ответила: «Я хорошо это знаю через сделанное мне откровение, и это случится до истечения семи лет; и я готова сильно негодовать, что это может настолько задержаться». Она также сказала, что об изложенном она знает через откровение так же хорошо, как знает, что мы находимся перед ней.

На вопрос, какой знак она дала своему королю в подтверждение того, что она пришла от бога, она ответила: «Я всегда вам отвечала, что вы не вырвете у меня этого признания. Идите узнавать у него самого».

На вопрос, клялась ли она не рассказывать о том, о чем у нее будут спрашивать и что касается процесса, она ответила: «Я уже прежде вам говорила, что не расскажу вам об имеющем отношение к нашему королю. И того, что касается нашего короля, я и теперь не открою вам».

На вопрос, знает ли она сама тот знак, который дала своему королю, она ответила: «Вы не узнаете этого от меня». А затем, так как ей сказали, что это затрагивает процесс, она ответила: «То, что я обещала держать в полном секрете, я вам не открою». И далее сказала: «Я это обещала при таких обстоятельствах, что не могла бы вам сказать этого без клятвопреступления».

На вопрос, кому она это обещала, она ответила, что обещала св. Екатерине и св. Маргарите и это было указано королю. Далее сказала, что это она обещала двум упомянутым святым, хотя те от нее этого не требовали. Жанна это сделала по своему собственному побуждению, так как, если бы она не давала обещания указанным святым, слишком много людей допытывалось бы у нее относительно этого. На вопрос, был ли еще кто-нибудь при короле из его окружения, когда она дала ему знак, она ответила, что, как она думает, другого лица там не было, хотя довольно близко было много людей.

На вопрос, видела ли она сама корону на голове своего короля, когда давала ему знак, ответила: «Я не могу вам этого сказать без клятвопреступления».

3 марта. Шестое заседание

На вопрос, видела ли она или приказывала ли делать какие-нибудь свои портреты или изображения, на которых можно было бы ее узнать, она ответила, что видела в Аррасе (16) одну картину в руках какого-то шотландца; на ней было изображение Жанны в полном вооружении, передающей какую-то грамоту своему королю и преклонившей колено. И она сказала, что никогда не видела и не приказывала делать какой-либо свой портрет или изображение.

На вопрос о картине у ее хозяина (17), на которой были нарисованы три женщины с надписью: «Правосудие, мир, единение» (18), она ответила, что об этом ничего не знает.

На вопрос, знает ли она, что ее сторонники приказывали устраивать в ее честь службу, мессу и молитвы, она ответила, что об этом ничего не знает, и если они устраивали какуюнибудь службу, то это не по ее приказанию; однако если они молились за нее, то, как ей кажется, они не делали ничего дурного.

На вопрос, твердо ли верят ее сторонники, что-она послана богом, она ответила: «Я не знаю, верят ли они в это, и я оставлю это на их совесть; но если они этому и не верят, я все же послана богом».

На вопрос, думает ли она, что ее сторонники придерживаются истинной веры, если верят, что она послана богом, она ответила: «Если они верят, что я послана богом, то они в этом не ошиблись».
На вопрос, знала ли она хорошо настроение своих сторонников, когда они целовали ей ноги, руки и одежду, она ответила, что многие охотно приходили к ней и они целовали ее руки и одежду, хотя она старалась этого не допускать; и бедные люди охотно приходили к ней, так как она не вызывала у них неудовольствия, а
по возможности их поддерживала.
Изображение

Примечания к тексту протоколов обвинительного процесса Жанны д'Арк

1. Пьер Кошон – епископ Бове, руководивший процессом.
2. Имеется в виду центральная часть Франции в
противоположность ее окраине, откуда была родом Жанна д'Арк.
3. Король Франции Карл VII.
4. Т.е. английского короля Генриха VI.
5. Имеется в виду пребывание Жанны д'Арк в Сен-Дени, когда
была сделана неудачная попытка изгнать англичан из Парижа.
6. Т.е. военачальники Карла VII.
7. Марсей – село на р.Маасе, соседнее с Домреми.
8. Fagus – дословно: бук.
9. Под маем здесь разумеется дерево или ветвь, служащие для
украшения на майский праздник.
10. На знамени Жанны д'Арк, по ее собственным словам, было
изображение вселенной, двух ангелов по краям и надпись.
11. Замки-крепости, построенные англичанами под Орлеаном.
12. Жаржо – крепость на р.Луаре, восточнее Орлеана.
13. Раскол в католической церкви был устранен лишь в 1429 г.
14. Титул французского короля.
15. «Оставлять больший заклад» – выражение взято из практики
поединков; здесь употреблено образно.
16. В Аррас Жанна д'Арк попала, будучи уже в плену.
17. Имеется в виду хозяин дома, в котором Жанна д'Арк
останавливалась в Орлеане (это видно из латинской редакции).
18. Надпись приведена по-французски: «Justice, paix, union».

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/jean.htm

Ясько Георгий
Сообщений: 158
Зарегистрирован: 28 янв 2011, 17:24

МУЖСКОЙ КОСТЮМ ЖАННЫ Д'АРК:

Сообщение Ясько Георгий » 12 мар 2011, 15:45

НЕСЛЫХАННАЯ ДЕРЗОСТЬ ИЛИ ВЫНУЖДЕННЫЙ ШАГ?
П.В. Крылов. Одиссей. Человек в истории. 2000. М., 2000, с. 186-193.

МНЕНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ

13 февраля 1429 г., в первое воскресенье великого поста, из Французских ворот Вокулера Жанна д'Арк отправилась в тот путь, что поведет ее из Шинона в Орлеан, из Реймса в Сен-Дени, из Компьена в Руан, где он завершится 30 мая 1431 г. на площади Старого Рынка. На ней были шоссы, камзол, плащ, сапоги и шпоры - подаренная горожанами мужская одежда, в которую она, по ее собственным словам "охотно переоделась бы" перед дорогой. Их запомнил один из ее спутников, Жан де Мец, предлагавший ей платье одного из своих слуг 1. Мужской костюмдевушка не снимала до 24 мая 1431 г., когда она отреклась от него поприговору церковного суда, но через три дня вновь облачилась в прежнюю одежду, в которой оставалась до тех пор, пока в рубашке кающейся грешницы, босая, не взошла на костер.

Постоянство, с каким Орлеанская Дева носила мужское платье, многие отмечали как любопытную деталь, а некоторые придавали ему едва ли не большее значение, нежели прочим ее деяниям. Вот два ярких примера невероятных домыслов, которыми обросла история Жанны д'Арк вскоре после ее гибели. Пересказывая проповедь великого инквизитора Франции Жанна Граверана, произнесенную в Париже в день св. Мартина-летнего, 9 августа 1431 г., "парижский горожанин"сообщал: "И еще говорил, что была она дочерью очень бедных людей и примерно в четырнадцать лет облачилась в мужской костюм, за что мать и отец ее охотно убили бы, если бы не опасались нанести этим ущерба своей совести, и тогда она покинула их в сопровождении злого духа..."2 А хроника пикардийского происхождения так описывает "рецидив ереси", стоивший девушке жизни: "Но когда она увидела, что ей хотят вернуть женское платье, она начала отказываться (от своего отречения - П.К.}, говоря, что лучше умрет в том, в чем жила"3.

Точки зрения на причины, побудившие Жанну надеть мужской костюм, можно разделить на три группы.

Одни объясняют выбор Девы утилитарными соображениями: длямужского дела подобало мужское одеяние. Об этом писал еще Жан Жерсон, магистр Сорбонны, современник Жанны, выступивший в ееподдержку 4. Впоследствии это предположение нашло подтверждение всловах самой подсудимой: "Спрошенная, по какой причине она наделамужскую одежду (после отречения на кладбище аббатства Сент-Уэн),ответила, что среди мужчин ей скорее подобает носить мужское, а неженское платье"5. Многие биографы Жанны д'Арк, в том числе католические, настаивают: если девушка и нарушила запрет,

187
согласно которому "на женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье; ибо мерзок перед Господом, Богом твоим, всякий делающий сие" (Втор. 22, 5), то сделала это вынужденно, чтобы предотвратить более тяжкий соблазн, тем более что ветхозаветные запреты утратили во времена Нового завета безусловный характер 6.
Другие выдвигают на первый план причины социально-психологические: сознательное изменение костюма в эпоху его символического восприятия означало разрыв с заранее предписанной обществом ролью и сословными барьерами 7.

Третьи проводят параллели с историями о святых женщинах, изменивших одеяние, чтобы вступить в монастырь и следовать идеалу благочестивого поведения, доступному, тогда только мужчинам (историисв. Маргариты-Пелагия и св. Марины из "Золотой легенды", св. Ефросиний. останки которой захоронены в Компьене, св. Евгении Александрийской и св. Хильдегунды из Шонау)8.

Мотивы, побудившие Жанну д'Арк облачиться в мужской костюм, -тайна ее внутреннего мира, которую наука едва ли когда-либо разгадает до конца. Но мы сможем приоткрыть завесу этой тайны, если выясним, как отнеслись окружавшие Жанну люди к ее выбору. Не свидетельствует ли принятый девушкой подарок вокулерских горожан отом, что ношение женщиной мужской одежды, по крайней мере в начале эпопеи Жанны д'Арк, не вызывало в людях резкого неприятия, как нечто новое и немыслимое?

Степень интереса современников Жанны д'Арк к ее одеянию различна - от полного равнодушия до навязчивой идеи.

Летом 1429 г. появился трактат, приписываемый традицией Жану Жерсону, в котором доказывалось, что Дева может выступать на стороне добра, несмотря на осуждаемое церковью одеяние 9. Трактат написан в форме ответа оппоненту, как если бы костюм Жанны стал объектом полемики в тот самый момент, когда о нем только-только узнали. Жерсону вскоре после неудачного штурма столицы 8 сентября1429 г., состоявшегося при участии Жанны д'Арк, ответил неизвестный парижский клирик: «Если бы она была послана Богом, — настаивал он, — она не надела бы одеяния, запрещенного женщине Богом иканоническим правом под страхом отлучения в главе "О женщине", Декреталии, 30-й раздел, часть I»10. Но особенно греховность мужского одеяния подчеркивалась в преамбуле обвинительного процесса:"Слух дошел уже до многих мест, что эта женщина, презрев всякое достоинство, приличествующее ее полу, презрев всякий стыд и честь, присущие женщине, с неслыханной дерзостью носила непотребные мужские одежды"11. На фоне туманных намеков на идолопоклонство и колдовство, ношение мужского костюма выдвигается в качестве едвали не главной причины начала инквизиционного процесса. В письме Генриха VI английского Филиппу Доброму, увидевшем свет 28 июня1431 г., также подчеркивается роль одежды в окончательном решении судьбы недавно казненной Жанны 12.

188
Но полемика, имеет или не имеет право Жанна д'Арк носить мужской костюм, и в среде служителей церкви не стала всеобщей: симпатизировавший Деве римский клирик в дополнении к "Breviarium historiale", появившемся между 8 мая и 26 июля 1429 г., защищал ее от обвинений в магии и святотатстве, игнорируя упреки в ношении мужской одежды. Автор знал, что Жанна носит латы поверх камзола и шосс, но эта информация в его подаче выглядит совершенно нейтральной 13.

В сходном ключе пишут о Жанне Антонио Морозили и Эберхард Виндеке. Последний сообщает о Деве несколько легендарных историй, напоминающих по стилю ехеmplа, в одной из которых рассказывается, как Жанна сумела обнаружить в войске двух женщин, несмотря на то, что на обеих были латы. Одну из них она с такой силой ударила мечом по голове, что несчастная умерла. Не ношение мужской одежды предосудительно в данном случае, а разврат, который ею покрывается 14. Персеваль де Буленвилье, советник Карла VII, в письме герцогу миланскому Филиппу-Мария Висконти восхищался тем, как девушка носит доспехи 15. Но самое, пожалуй, удивительное свидетельство невнимания к костюму Жанны содержит дневник секретаря парижского парламента Клемана де Фокамберга. 10 мая 1429 г. он записал достигшее Парижа известие о победе войск дофина в сражении под стенами Орлеана. Там были и такие слова: "И была в их числе некая девушка, владевшая среди них знаменем, как о том говорили". На полях он сделал рисунок, изображающий женщину в юбке, с длинными волосами, с мечом и знаменем в руках 16. Мы предполагаем, что секретарь вряд ли впервые в тот день услышал о Жанне. Ибо тогда же, 10 мая, венецианский торговый агент Панкрацио Джустиниани писал домой своему отцу Марко из Брюгге: "За пятнадцать дней до этой новости и после продолжали говорить о множестве пророчеств, найденных (siс!) в Париже, и о многих других вещах, подтверждающих, что дела дофина в скором времени пойдут на лад"17. Если слухи о Деве успели: дойти из Парижа до Брюгге, то в столице о ней уже судачили вовсю, по крайней мере, в те самые пятнадцать дней, что предшествовали записи в дневнике Фокамберга. Возможно, говорили и раньше, ибо, по свидетельству руанского горожанина Жана Моро, первое известие о Деве было принесено в столицу Нормандии двумя купцами-медниками Никола Соссаром и Жаном Шандо еще в те дни, когда она пребывала в Шиноне 18. Несмотря на то что свидетельство было сделано на процессе реабилитации, 27 лет спустя, оно может, на наш взгляд, заслуживать доверия. Первое известие о Жанне в их рассказе предшествует другому яркому событию: ее победе под Орлеаном.

189
Во всех этих слухах не обсуждается одеяние Жанны, словно оно недостойно внимания. Даже парижские доктора теологии, стремившиеся, по словам Морозини, добиться ее осуждения перед лицом папы, "утверждали, что она грешит против веры, потому что хочет, чтобы верили ее слову, и заявляет, что она знает то, что должно случиться"19. Столь важная впоследствии улика, как мужское одеяние, не принималась ими в рассмотрение. И в сочинении т.н. "парижского горожанина" (на деле бывшего университетским клириком) первое упоминание о мужском костюме Девы появляется не в рассказах о битвах под Орлеаном или о штурме Парижа, а лишь когда он повествует об отречении и гибели Жанны.

Внимание к одеянию Жанны д'Арк не было, таким образом, ни всеобщим, ни всецело неодобрительным. Модный светский мужской костюм, подчеркивающий контуры тела, действительно подвергался нападкам со стороны ряда церковных моралистов 20. Осуждавшие "непотребный костюм" {deformes habitus) Жанны д'Арк клирики, возможно, исходили не столько из того, что он мужской, сколько из того, что он богатый 21 Изредка Жанну хвалили, как это сделал Буленвилье. В основном же к одеянию Жанны относились нейтрально.

Напротив, положительный образ женщины в мужской одежде был тогда достоянием не только агиографических произведений и хроник. М. Уорнер мимоходом упомянула о его присутствии в пьесах религиозного театра 22. Речь идет о мираклях № 28 "Чудо Оттона, короля Испании" и № 37 "Чудо дочери короля" из "сборника Канжэ" 1405 г., носящего название "Чудеса Девы Марии в лицах"23. Пьесы были поставлены, по мнению Дороти Пенн и Эли Кенигсона, во второй половине XIV в.24 Однако, судя по записи в регистре капитула собора Парижской Богоматери от 23 марта 1424 г., постановки мираклей о чудесах Богоматери продолжались даже в самые тяжелые годы Столетней войны 25.

Главный персонаж "Чуда дочери короля" - Изабель, дочь некоего короля. Спасаясь от кровосмесительного брака с отцом, на котором ради благополучия королевства настаивают его вассалы, она бежит за пределы страны в мужском костюме. После множества злоключений, из которых девушку выручают архангелы Михаил и Гавриил, являющиеся ей то в образе рыцаря, то в образе оленя, она оказывается в Константинополе. Там Изабель попадает на войну с турками, становится маршалом византийской армии и одерживает победу.

Образ облаченной в латы девушки во главе войска не противоречил духу пьесы, поставленной в благочестивых целях, возможно, при участии монахов и клириков. Изабель возносила молитвы в мужском одеянии, вероятно, подходила к таинствам, и ей это не ставилось в вину, как Жанне д'Арк 26. Автор пьесы был, напротив, уверен в эффективности молитв Изабель, на помощь которой всегда приходил один из двух архангелов, - тех же, о которых говорила Жанна 27.

190
Женщины носят мужские одежды не только на страницах ехemplа или театральных подмостках. Жаклин, графиня д'Эно, воспользовалась мужской одеждой, чтобы, как рассказывает Монстреле, бежать из бургундского плена 28. Похожий случай произошел в жизни английской визионерки Маргери Кемпе. Особое место в этом ряду занимает Жанна де Монфор, супруга герцога Бретани Иоанна, соперника Карла Блуаского. Она возглавила борьбу своей партии за герцогскую корону, после того как ее муж оказался в плену, одержала победу над французской армией под стенами Энбонна и приняла участие, по крайней мере, еще в одном сражении 15 августа 1342 г.29 Монфоры в результате завладели Бретанью, присоединение которой к Франции было отложено на полтора столетия. Внуки славной графини де Монфор, герцог Иоанн VI и Артур де Ришмон, опальный коннетабль Карла VII, испытывали явный интерес к Орлеанской Деве 30.

Подводя итоги, мы ясно видим: мужская одежда Жанны д'Арк была фактом, заслужившим устойчивое внимание более чем ограниченного круга людей. Даже среди клириков, относившихся к ней в большинстве своем скептически, (если не враждебно) и даже в стане ее противников не все осуждали ее за выбор костюма 31.

По этой причине нам представляется, что обвинение в "ношении непотребного костюма", растиражированное в письмах Бедфорда от 8 и 28 июня, доселе едва упомянутое в тексте отречения Жанны 24 мая 1431 г. и вовсе отсутствующее в окончательном приговоре (siс!), должно было поразить современников 32. «Многие говорили и утверждали, — сообщает "Хроника Турнэ", - что из-за зависти французских полководцев и расположения некоторых членов королевского совета к Филиппу, герцогу Бургундскому, и мессиру Жану Люксембургскому стало возможным сжечь названную Деву в Руане без всякой иной причины и вины, кроме той, что во время всех ее побед она носила непотребное платье». Таким же видит повод для осуждения Жанны д'Арк и автор цитированной нами пикардийской "Книги о предательствах, совершенных Францией по отношению к Бургундии"33. Миряне, далекие от высоких богословских понятий о формальных отличиях божественных видений и голосов от дьявольских наваждений 34, не вполне осознавали, за что Дева была отправлена на костер. Тогда им, судя по проповеди Жанна Граверана в изложении "парижского горожанина", в качестве главной улики против Жанны была преподнесена мужская одежда 35. После чего недоумение только возросло — выходит, за ношение камзола и шосс любую женщину ныне можно осудить на сожжение. Кто-то просто удивился, а кто-то укрепился во мнении: костюм только предлог для мести англичан, пообещавших сжечь девушку еще весной 1429 г. Так или иначе, интерес современников к мужскому платью Орлеанской Девы, едва заметный в начале ее пути, был сильно подогрет пламенем руанского костра.

191
Возвращаясь к внутренним мотивам, побудившим Жанну надеть мужской костюм, можно предположить, что ее мнение совпадало с тем, что думали до суда над ней ее современники-миряне 36. Она не могла понять настойчивости судей, изо дня в день мучивших ее вопросами об ее одежде, она не знала, что ей следует отвечать. Заметим, Жанна не столь уж упорствовала в отказе от женского платья. Спрошенная о том, пошла бы она к мессе в женской одежде, 15 марта она попросила себе длинное платье горожанки. Через день, 17 марта, когда девушке повторно задали этот вопрос, она вдруг ушла от прямого ответа и, словно предчувствуя развязку процесса, сказала: "Если будет угодно Господу, и меня поведут на казнь, и станут раздевать, я попрошу господ судей оставить мне женскую рубашку и головной убор". "Ты говоришь, что носишь твое одеяние по воле Божьей, так почему же ты просишь перед смертью женскую рубашку?" - не унимался мэтр Жан де ла Фонтэн, рассчитывая и здесь поймать подсудимую в ловушку. "Мне достаточно, чтобы она была длинной", — только и смогла проронить в ответЖанна 37. Мужской костюм был для девушки средством, помогавшим оставаться собой в походах и темницах, сохраняя природную стыдливость, — таким же, как длинная рубашка, в которой она предстала на эшафоте перед тысячами глаз. Однако чем дальше, тем больше костюм становился своего рода вызовом, брошенным трибуналу. 24 марта обвиняемая говорит: "Дайте мне женское платье, чтобы я могла вернуться в дом моей матери, и я возьму его"38. И тут же признается, что, оказавшись за стенами тюрьмы, она получит совет ее голосов*, что ей делать дальше. На следующий день она отказывается от предложения надеть женское платье, чтобы пойти к мессе39. Высшая точка была достигнута 27 мая 1431 г., когда, спустя три дня после отречения, осужденная вновь надела мужской костюм. Спрошенная о причинах такого поступка, она ответила в числе всего прочего: "Потому что не выполнены данные мне обещания: допустить меня к мессе, дать причаститься святых даров и снять оковы"40. Рецидив ереси был для судей налицо. Своим шагом Жанна обрекла себя на смерть, причиной которой в глазах многих явился костюм. Ожидавший Деву костер обеспечил ее костюму славу среди современников и память потомков.

Ношение женщиной мужской одежды, разумеется, не считалось в те времена нормой, как, впрочем, не считается и сегодня. Отклонения от нормы, однако, не всегда вызывают немедленное наказание, иногда их сознательно (применительно к обстоятельствам) терпят, а иногда грань между нормой и отклонением настолько незаметна, что это отклонение игнорируют, пока на него не укажут со стороны. Так было, по нашему мнению, и в случае Жанны д'Арк. Современники, безусловно, видели в ее облике нечто необычное, но не все из них читали Второзаконие и задумывались над тем, нарушает ли она ветхозаветный запрет. Житейский опыт, напротив, подсказывал, что поведение девушки вполне разумно в тех условиях, в каких она оказалась. Иначе думало меньшинство, но именно его мнение определило судьбу Жанны.
----------------------------------
* Такое значение слово consilium имеет в тексте процесса.


1 Proces en nullite de la condamnation de Jeanne d'Arc / Ed. par P. Duparc. P., 1977. Vol. 1.P.290.
2 Journal d'un bourgeois de Paris / Ed. par C. Beaune. P., 1990 (annee 1431, 580). P.297-298.

3 Quicherat J. Supplement aux temoignages contemporains sur Jeanne d'Arc // Revue historique. 1882. T. XIX. P. 83.
4 Proces de condamnation et de la rehabilitation de Jeanne d'Arc, dite la Pucelle: In 4 t. // Ed. par J. Quicherat. P., 1841-1849. T. III. P. 304.
5 Допрос 28 мая 1431 r. Proces de condamnation de Jeanne d'Arc / Ed. par P. TissetY.Lahers.P., 1960. T. I. P.

6 Ayroles J.-B.-J. La vraie Jeanne d'Arc: La Pucelle devant 1'eglise de son temps.Documents nouveaux. P., 1890. Liv. I, ch. II. P. 28; Roy J.-J.-E. Histoire de Jeanned'Arc dite la Pucelle d'Orleans. Tours, 1865. P. 246; Hanotaux G. Jeanne d'Arc. P.,1938. P. 78; ср. также мнение Режин Перну: Перну Р., Клэн М.-В. Жаннад'Арк. М., 1992. С. 28; PemoudR. La spirituality de Jeanne d'Arc. P., 1992. P. 106.В последней работе содержится ко всему прочему гневная отповедь тем, ктодает мужскому костюму Жанны медицинское объяснение (С. 107-108).
7 Lucie-Smith E. Joan of Arc. L., 1976. P. 34. С ним отчасти соглашался В.И. Райцес: Райцес В.И. Жанна д'Арк: Факты, легенды, гипотезы. Л., 1982.С.

8 Райцес В.И. Указ. соч. С. 102; Barstow A.L. Joan of Arc: heretic, mystic, shaman.Lampeter, 1986. P. 107; Bynum C. Jeunes et festins sacres. Les femmes et la nourriture dans la spiritualite medievale. P., 1994. P. 399, 409; DekkerRM., PolL.C. vande. The Tradition of female transvestism in Early Modem Europe. N.Y., 1989. P. 46;Warner M. Joan of Arc, the image of femal heroism. L., 1981. P. 150-152.
9 Его датируют периодом между победой под Патэ 17 июня и 12 июля - днемсмерти знаменитого богослова. См. Proces de condamnation et de la rehabilitation... T. III. P. 304.
10 Valois N. Un nouveau temoignage sur Jeanne d'Arc, texte de la reponse d'un clercparisien a 1'Apologie de Jeanne d'Arc par Gerson. P., 1907. P. 16.
11 Proces de condamnation de Jeanne d'Arc. T. 1. P. 1.
12 Ibid. P. 423. "Появилась на свете некая женщина, вызывающая удивление своей дерзостью, прозванная среди черни Девой. Надев против веления природы мужскую одежду, облачившись в боевые доспехи, она отважилась причинить многим гибель в боях и стычках, в которые она вмешивалась".

13 Delisie L. Nouveau temoignage relatif a la mission de Jeanne d'Arc // Bibliothequede 1'Ecole des Chartes. 1885. T. 46. P. 664-665.
14 Lefivre-Pontalis G. Les sources allemandes de 1'histoire de Jeanne d'Arc P 1903P.

15 Proces de condamnation et de la rehabilitation... T. V. P. 120.
16 Journal de Clement de Fauquembergue, greffier du Parlement de Paris. 1417-1435.In: 3 t. Ed. par. A. Tuctey. P., 1909. T. II. P. 306.
17 Morosini A. Chronique. Extraits relatifs b 1'histoire de France / Ed. par G. Lefevre-Pontalis ct L. Dorez. T. I-IV. P. 1901. T. III. P. 38.
l8 Proces de condamnation et de la rehabilitation... T. V. P. 129.
19 Morosini A. Op. cit. T. III. P. 133.
20 Blanc 0. Vetement feminin, vetement masculm a la fin du Moyen Age. Le point devue des moralistes // Cahicrs de Leopard d'or. P.. 1989, N 1. P.



21 Нам кажется очень важным замечание М. Уорнер о том, что предшественницы Жанны носили мужскую одежду из смирения, а она одевалась модно(Warner M. Op. cit. P. 152). Уже находясь в бургундском плену, в Аррасе, она заказала себе новый костюм на деньги, что ей прислали горожане Турнэ, пикардийского города, признававшего над собой власть Карла VII. О богатстве одеяния Жанны см.: HarmandA. Jeanne d'Arc. Ses costumes, son armure.Essai de reconstitution. P., 1929. P. 7.
22 Warner M. Op. cit. P. 156.
23 Miracles de Nostre Dame par personnages / Ed. par G. Paris, U. Robert. P., 1930.T. VII.
24 Penn D. The staging of the "Miracles de Nostre Dame par personnages". N.Y., 1933. P. 9; Kohigson E. Structures elementaires de quelques fictions dramatiques dans lesmiracles par personnages du manuscrit Cangd // Revue de la Soci6tee d'histoire dutheatre. 1957. T. 29, P. 105.
25 Roy E. Etudes sur le theatre Francais du XIVe et du XVe siecle. La comedie sans litreet les Miracles de Notre-Dame par personnages. P., 1902. P. II.
26 Статья 5 обвинительного заключения. Proces de condamnation de Jeanne d'Arc.T. I. P. 377; Journal d'un bourgeois de Paris... P. 294.
27 На допросе 24 февраля Жанна призналась в том, что часто пела со своимиподругами под сенью "Древа фей" - большого бука, росшего неподалеку отдеревни. Что она пела? В числе песен - баллады о героических девах, дочерях королей ("Алевин").
28 Chronique d'Enguerrand de Monstrelet / Ed. par L. Douet-d' Arcq. P., T. IV. P. 248.
29 Chronique de Jean Froissart. Liv. I. T. II. Ch. 166. P. 144-145.
30 Proces de condamnation et de la rehabilitation... T. IV. P. 496-498; T. V. P. 264.
31 Мы не согласны с А.Л. Барстоу, апеллирующей к тому, что «тем из нас, ктопривержен стилю "унисекс", сложно осознать, насколько злило теологовпоявление Жанны в брюках» (Barstow A.L. Op. cit. P. 106). Мы видим, что даже незнакомые со стилем "унисекс" современники Орлеанской Девы не были едины в осуждении ее костюма.
32 Proces de condamnation de Jeanne d'Arc. T. I. P. 389, 391. 423, 426.
33 Quicherat J. Supplement aux temoignages... P. 62, 83.
34 Восходящая к Августину традиция разделяла видения на "видения плоти" -visio corporalis, "души" - visio spiritualis и "разума" - visio intellectualis. Плотские видения считали плодом дьявольского наваждения. Божественномупроисхождению приписывали видения разума - "невидимое и невыразимоесловами", чистое созерцание Бога (cm. Schmitt J.-C. Les revenants. Les vivantset les morts dans la societd medievale. P.,-1994. P. 37-38). Одним из центральныхпунктов обвинения были доказательства плотского происхождения голосов и видений Жанны.
35 Journal d'un bourgeois... P. 298-299.
36 Жанна не побоялась появиться на людях в мужской одежде еще до прибытия в Шинон. Так, по дороге из Вокулера она вместе со спутниками присутствовала на мессе в соборе города Осер, о чем рассказала на допросе 22 февраля (Proces de condamnation de Jeanne d'Arc. T. I. P. 50).
37 Ibid. P. 167.
38 Ibid. P. 181.
39 Допрос 25 марта (Ibid. P. 182).
40 Ibid. P.

Helen
Сообщений: 240
Зарегистрирован: 21 апр 2010, 08:31

Re: Жанна Д'Арк

Сообщение Helen » 20 мар 2012, 19:13

6 января исполнилось 600 лет со дня рождения Жанны д’Арк

Вестник Мира Огненного

«Все явление Жанны мгновенно, как молния в ночи; но и этого мгновенного света достаточно, чтобы увидеть, чем святая душа Франции, воплощенная в Жанне, могла бы спасти не только Францию, но и всю Европу. Вот почему все, кто это видит, говорят с такой надеждой на чудо спасения, как еще никогда, в эти, не только для Франции, но и для всей Европы, для всего христианского человечества страшные дни: Святая Жанна, моли Бога за нас!»
Дмитрий Мережковский


Изображение

Д.Г. Россетти. Жанна д'Арк, целующая меч освобождения. 1863

«Я окончил историю Жанны д'Арк, этого дивного ребенка, этой недосягаемо высокой личности, этой души, которая была беспримерно свободна от какого-либо корыстолюбия, эгоизма или тщеславия. В ней вы не найдете и следа этих побуждений, а разве можно сказать то же самое о каком-нибудь другом деятеле всемирной истории.
У Жанны д'Арк любовь к отечеству была не только чувством, но и страстью. Жанна была гением Патриотизма; она была воплощенным, олицетворенным Патриотизмом, ощутимым и видимым.
Любовь, Милосердие, Сила, Война, Мир, Поэзия, Музыка – все эти понятия можно олицетворять как угодно; но стройная девушка, в расцвете своей первой весны, с мученическим венцом на голове, держащая в руке меч, которым она разрубила оковы отечества, - не будет ли она, и только она, служить олицетворением Патриотизма до скончания веков?»

Марк Твен

«Святая Тереза, Святая Екатерина, Святая Жанна д'Арк, Святой Николай, Святой Сергий, Святой Франциск Ассизский, Фома Кемпийский. Эта седмица Славных, седмица великих Вестников, великих Учителей, великих Миротворцев, великих Строителей, великих Судей, в них выражен поистине великий земной путь. Они трудились бесконечно. Они были здесь, здесь, на земле, они встречались с теми же самыми препятствиями, с тем же самым невежеством, суеверием и нетерпимостью. Своим светлым познанием они побеждали тьму; они-то знали вечный закон, что давая, мы получаем. В этом осознании, в этом созидательном труде они стали истинными Светочами. Если мы принимаем название Фламбо – Светочи, это не абстракция, потому что ничто не абстрактно, это есть истинное выражение прекрасного мудрого подвига».
Н.К. Рерих

«У человечества не так уж много общепризнанных героев, снискавших любовь разных народов; Жанна д'Арк, несомненно, одна из них. Такие имена-символы, будто исторический код, зашифровывают в себе историю, дух, характер нации, легко передаются от народа к народу, помогают им лучше узнавать и ценить друг друга".
А. Сабов

«Она подняла на борьбу с захватчиками не только армию, терпевшую до нее поражение за поражением и потерявшую почти всю Францию, она подняла на правую войну и народ, внушив ему своей деятельностью необходимость такой борьбы. И в этой Столетней войне Жанна заложила фундамент национального самосознания французского народа, что потом, через века, принесет свои нужные исторические результаты. И наконец, эти послания, являясь не только историческим, но и метаисторическим источником, дают нам представление о важном явлении – взаимодействии между историческим и метаисторическим процессами. Под руководством Жанны д'Арк и под ее вдохновением это взаимодействие привело к гармоничному соединению или даже синтезу метаисторического процесса, связанного с Высшей космической материей, и земного исторического процесса. В тяжелом и почти безнадежном XV веке во Франции складывается тот истинный исторический процесс, к которому стремился не один вестник космической метаистории. И в этой разоренной чудовищно длительной войной стране крестьянская девушка заложила те качества народа, впоследствии давшие Франции возможность выстоять не в одной беде. Сделала она это за удивительно короткий срок – всего за несколько месяцев. Если взглянуть на ее творчество с точки зрения внешней, то все выглядит фантастически и крайне нелогично и представляется невероятным чудом. Но у этого же творчества была еще и внутренняя сторона, связанная с космической эволюцией».
Л.В. Шапошникова

«Роль Жанны д'Арк была не только исторической, но и эволюционной. Иоахим Флорский, Франциск Ассизский и Жанна д'Арк были первыми вестниками Мира Огненного. Они принесли на землю весть о нем и сами прошли через соприкосновение с огнем в земных условиях, ощутив на себе третье состояние мировой материи».
Л.В. Шапошникова

«Недавно я перечла чудесный труд известного французского историка Габриэля Hanotaux о подвиге Жанны д'Арк. Автор этого замечательного труда сумел дать сжато, но выпукло и ярко картину царствовавших тогда политической смуты и разрухи и смятения в церковных кругах в предчувствии надвигавшегося переворота в религиозном сознании лучших умов. Также он прекрасно понял смысл появления и значение подвига Жанны. Трогательно очертил ее облик не только с героической человеческой стороны, но и истинного высокого мистицизма. Этот облик истинно стоит выше многих прославленных святых по трагизму. Читала и преисполнялась нового энтузиазма. Нам нужны сейчас Жанны д'Арк. Пусть создаются Лиги Женщин против посевов ненависти и войн. Нужны женщины для насаждения новой науки о Сердце, о его мощной силе, которая может соперничать с энергией атомной. Сколько прекрасных и насущных подвигов может быть оявлено женщинами. Заповеданная Эпоха Матери Мира, не прекратит ли она войну?!»
Е.И. Рерих


Вернуться в «Великие подвижники»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость