В защиту Елены Петровны Блаватской

Елена В.
Сообщения: 1941
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Re: В защиту Е.П. Блаватской

Сообщение Елена В. »

Наследие Е.П.Блаватской. Новые попытки опорочить великий облик.

Как часто мы в припадке пароксизма крушим великое наследие наших соотечественников. Парадокс современности состоит в том, что мы наводим критику на всё то, о чём порой имеем весьма смутное представление. Невольно задаёшься вопросом: неужели и сейчас можно купить совесть за «тридцать серебренников»?

В августе вышла статья А. Соколовского о Елене Петровне Блаватской в газете «Частный корреспондент», которая явилась образчиком невежества и незнания. Автор перешагнул все нравственные границы – границы чести и совести. Яркой характеристикой данного вопиющего факта является мнение возмущённых читателей: «пасквиль», «Отвратительно! Не достойно! Какое невежество!», «злобная статья невежественного человека». Думаю, что продолжать не стоит.

Первое, в чем стремится А. Соколовский убедить читателей, что якобы «исписав тысячи страниц, Е.П. Блаватская, по сути, так и не сказала миру ничего нового». Какая чепуха! Литературное творчество Е.П. Блаватской огромно. Ещё незавершённое собрание сочинений включает в себя уже 19 солидных томов на английском и 14-ти на русском языке. Это религоведческие и теософские труды, путевые очерки, фантастические повести и рассказы, публицистика самого разнообразного характера, письма, переводы редчайших манускриптов Востока и комментарии к ним. Творческое наследие Е.П. Блаватской оказало огромное влияние на жизнь, деятельность и творчество выдающихся представителей русской и мировой культуры, науки, искусства и политики. Перечислим некоторые имена: В. Крукс, Т. Эдисон, А. Эйнштейн, Дж. Неру, М. Ганди, К.Э. Циолковский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, М. Горький, Н.К и Е.И. Рерихи, А. Блок, К.С. Станиславский, М. Чурлёнис, М. Волошин, Э. Золя, А. Дюма-сын и другие. Британские и американские писатели - Джек Лондон, Дейвид Герберт Лоренс, крупнейший поэт 19-го века Томас Стернз Элиот, Лайман Фрэнк Баум - автор знаменитой сказки «Волшебник из страны Оз», знаменитый французский художник Поль Гоген, композиторы - Густав Малер, Ян Сибелиус и Александр Скрябин - все они обращались к философским трудам Е.П. Блаватской.

А. Соколовский утверждает, что Елена Петровна стремилась к созданию вокруг себя культа личности, имея желание манипулировать толпой. О каком культе личности может идти речь, когда единственным желанием Елены Петровны было просвещение, внесение научных основ в ещё неисследованные области. В её словах часто можно встретить такие понятия как «долг», «обязательства», «усердие в исполнении порученного», «желание помогать людям», «бескорыстие», что было не просто словами, а ее личными качествами, было тем, что проявлялось в жизни. Вот, что Е.П. Блаватская пишет в одном из своих писем: «Когда я умру. И меня похоронят, тогда люди, может быть, оценят мои бескорыстные устремления. Я клялась, помогать людям, двигаться по пути к Истине, всю свою жизнь – и сдержу слово»[1] .

До какой же низости нужно опуститься, чтобы обсуждать в статье личную жизнь великой женщины! В данном случае, в качестве лучшего опровержения можно привести слова самой Елены Петровны: «Выйдя замуж за русского «дворянина», я никогда с ним нигде не жила, ибо через три недели после принесения этой жертвы я ушла от него под предлогом, который как в моих глазах, так и в глазах «пуританского» мира является достаточно благовидным. Я не могу ничего сказать по поводу смерти моего мужа в преклонном возрасте 97 лет, потому что за последние 12 лет этот почтенный патриарх ни разу не появлялся в поле моего зрения и полностью исчез из моей памяти. Но я беру на себя смелость утверждать, что никогда больше замуж не выходила, ибо одного единственного опыта «супружеской любви» оказалось для меня вполне достаточно» [2].
Не исследовав жизненный путь Е.П. Блаватский, не поняв смысла и цели тех или иных ее поступков, А. Соколовский берет на себя смелость прибегать к безапелляционным утверждениям о том, что Е.П. Блаватская якобы устраивала «откровенные мистификации», «уверовала в собственную избранность» и т.д. Но ко всем своим способностям Елена Петровна относилась очень критично и даже с легкой иронией, скорее, занижая их, чем возвеличивая.

Имя Е.П. Блаватской давно и прочно вошло в пантеон мировой культуры. Талантливый писатель, рисовальщик, музыкальный исполнитель, энергичный организатор, выдающийся знаток и исследователь древних религий и сокровенных учений Востока, человек, одарённый уникальными способностями. Именно она стояла у истоков нового мышления человечества, несказанно расширив наши взгляды об окружающем мире. Благодаря Е.П. Блаватской, отрывочные и искажённые представления Запада обрели очертания единой фундаментальной мировоззренческой системы.

По словам Е.И. Рерих лучшим свидетельством выдающегося таланта, широчайших познаний, высоты духа, а также «научного, философского и жизненного подвига» этой замечательной женщины являются её книги, дневники, многочисленные статьи и письма. Именно они, опубликованные на русском языке, должны ярче всяких похвал открыть мировой общественности глаза на подлинный облик Е.П. Блаватской.

Духовно мертв тот, кто не способен постичь величие своих же соотечественников. Вот что Е.П. Блаватская писала по поводу клеветы и ложных обвинений: «Времена и события меняются, человеческая натура остаётся такой же, не изменившейся под любым небом и во все века»[3] . Одному из своих корреспондентов Елена Петровна писала: «Если Вам действительно нужны какие-либо сведения для моей биографии, спрашивайте меня, не стесняясь» [4]. И думается, что каждый, кропотливо исследующий творчество Е.П. Блаватской, вправе последовать её же совету - прежде всего, обратиться к её трудам.

Современность – не лучший период для всего культурного, утонченного. Но все-таки придет время, когда сбудутся надежды Е.П. Блаватской: «Наступит тот день, когда будущие поколения узнают обо мне правду»[5] .
______________
[1]Блаватская Е.П. Письма. М, 1995. С. 26.
[2]Блаватская Е.П. Письма. М, 1995. С. 69.
[3]Тайная доктрина. Т.3. М.: РТО, 1993. С. 93.
[4]Блаватская Е.П. Письма. М, 1995. С. 133.
[5]Блаватская Е.П. Письма. М, 1995. С. 26.


С.П. Шестаков
Аватара пользователя
Sergo
Сообщения: 442
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 14:29
Откуда: Ярославль
Контактная информация:

Новая клевета на Е.П.Блаватскую.

Сообщение Sergo »

Отличились "Ufolog.ru" и некая Любовь Шарова.

Тайны Елены Блаватской

Откровенно глупая статья с набором всевозможных сплетен и нездоровых фантазий автора.
После статьи можно оставить свое мнение об этом, громко говоря, "материале"...
Аватара пользователя
Sergo
Сообщения: 442
Зарегистрирован: 12 янв 2011, 14:29
Откуда: Ярославль
Контактная информация:

И вот здесь ...

Сообщение Sergo »

И вот здесь прошу оставить комментарий ....
Сайт называется "Взгляд за грань"

Автор статьи заглянул(а) явно не за ту грань ....

Тайны Елены Блаватской
Аватара пользователя
Juri
Сообщения: 433
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 09:48

Открытое письмо нa "Рен ТВ" в защиту Е.П. Блаватской

Сообщение Juri »

6 ноября 2013 г. № 10

Генеральному директору медиахолдинга РЕН ТВ

И.В. Варламовой,

зам. генерального директора

по документально-публицистическим проектам

И.С. Прокопенко




Уважаемая Ирина Васильевна!

Уважаемый Игорь Станиславович!



5 ноября 2013 года на телеканале REN TV в рамках проекта «Нам и не снилось» был показан документальный фильм «Власть женщин», где речь шла, в том числе, о нашей соотечественнице Е.П. Блаватской. К сожалению, после просмотра фильма осталось лишь глубокое разочарование, поскольку имя Елены Петровны Блаватской и дело ее жизни были представлены в ложном и негативном контексте, формируя, таким образом, у зрителя отрицательное отношение к нашей соотечественнице и ее трудам.

Известно, что еще при жизни Е.П. Блаватскую преследовали предубеждения, клевета и предательство, не прекращающиеся и в наши дни, спустя более 100 лет после ее ухода. Не стал исключением и проект Вашего телеканала, в котором вновь были реанимированы ложные взгляды на жизнь и творчество Е.П. Блаватской, умаляющие выдающуюся женщину XIX столетия.

К сожалению, все это происходит на фоне того, когда многие невежественные домыслы в отношении Елены Петровны опровергаются современными исследователями (Бак В.Ф., Бандура А.М., Долгин Ю.И., Новикова Т.М., Скородумов С.В., Тарновская Л.И., Шабанова Ю.А. и многие другие) [1]. Например, упоминаемый в фильме РЕН ТВ Отчет Лондонского общества психических исследований (далее ОПИ), действительно должен был бы свидетельствовать о мошенническом характере демонстрируемых Е.П. Блаватской феноменов. Однако данный документ базировался на подложных письмах экономки Елены Петровны Э.Куломб и ее мужа, столяра А.Куломб, который специально выполнил ряд хитроумных панелей и различных столярных сооружений в помещениях штаб-квартиры Теософского общества без ведома Е.П. Блаватской [2]. Эти мошенничества имели широкие негативные последствия для Елены Петровны, и в дальнейшем появилось немало литературы с тиражированием клеветы. Лишь в 1986 году, через 100 лет после появления Отчета Лондонского ОПИ, само Общество признало, что Е.П. Блаватская была осуждена несправедливо. При повторном расследовании, которое провело ОПИ, письма Куломбов были признаны подделкой. В пресс-коммюнике ОПИ для ведущих газет и журналов мира, был приведен фрагмент из заключения: «По мере тщательного изучения этого отчета становится все более очевидным, что в то время как Ходжсон <…> был готов воспользоваться любыми, даже самыми незначительными или сомнительными свидетельствами, компрометирующими Е.П.Б., он проигнорировал все, что могло говорить в ее пользу. Его отчет пестрит тенденциозными утверждениями, предположениями, преподносимыми как факт или возможный факт, подтвержденный показаниями безымянных свидетелей, предвзятым отбором свидетельств и откровенной ложью» [3]. ОПИ принесло Е.П.Блаватской извинения через сто лет после ложных обвинений: «Согласно новейшим исследованиям, госпожа Блаватская, соосновательница Теософского общества, была осуждена несправедливо. Доктор Вернон Харрисон заново проверил документы столетней давности по делу Блаватской и пришел к выводу, что она полностью невиновна. “Я прошу у нее прощения за то, что нам потребовалось сто лет для подтверждения правоты ее слов”» [4]. Таковы факты, которые были проигнорированы «исследователями» РЕН ТВ, а в результате в фильме «Власть женщин» прозвучала в отношении Е.П. Блаватской лишь клевета столетней давности.

Вклад Е.П.Блаватской в мировую науку и духовную культуру значителен и известен в мире. Она принесла человечеству новое миропонимание, заложила ступень нового сознания. Творчество Елены Петровны имело существенное влияние на жизнь многих выдающихся деятелей науки и культуры: К. Циолковского, А. Эйнштейна, Т. Эдисона, М. и П. Кюри, А. Скрябина, М. Чюрлениса, Я. Сибелиуса, Рерихов, М. Волошина, М. Ганди, Вл.С. Соловьева, Л. Толстого, Дж. Неру и многих других. Так Л.Л. Сабанеев в своих воспоминаниях об А. Скрябине писал: «”Тайная Доктрина” была “настольной книгой” композитора. Блаватская была для него большим священным авторитетом, чем какое-нибудь Евангелие <…> В присутствии Скрябина против Блаватской спорить было уже нельзя».

О признании заслуг Е.П. Блаватской в мировом сообществе свидетельствует тот факт, что ЮНЕСКО объявила 1991 год Всемирным годом Блаватской.

Неужели наши выдающиеся соотечественники не заслуживают уважения россиян, честного и правдивого подхода к исследованию их жизни и творчества? Неужели погоня за сенсациями, интерес к скандалам и слухам, которые сегодня стимулируют некоторые СМИ, могут служить оправданием того, чтобы жизнь деятелей науки и культуры, составивших славу России, превращалась в «шокирующее откровение для зрителя» [5]?

Сегодня много говорят о воспитательно-просветительской миссии СМИ и в этой связи важно помнить, что РЕН ТВ смотрит молодежь, которая вправе рассчитывать не только на эффектную подачу материала, но и на его правдивость. Поэтому, хочется надеяться, что в дальнейшем телеканал РЕН ТВ, который демонстрирует немало интересных программ и известен своими смелыми проектами, будет подходить к исследованиям с точки зрения ответственности и соблюдения журналистской этики, основывая выводы на реальных фактах и документах, а не на домыслах и фантазиях тех, кто строит себе имя на основе скандального мифотворчества в отношении жизни и творчества выдающихся деятелей науки и культуры.


С пожеланиями творческих успехов,




О.Н. Калинкина,

председатель Пермского регионального отделения

Международной Лиги защиты культуры




К письму присоединились:



Е.В. Рудакова, г. Пермь,

Л.В. Отинова, г. Пермь,

Г.А. Яковлева, г. Пермь,

Л.С. Воронова, г. Пермь,

Г.С. Крамар, г. Пермь,

Н.И. Шефер, г. Пермь,

З.В. Емченко, г. Пермь,

Н.Ф. Васильева, п. Сылва, Пермский край,

С.П. Шестаков, г. Пермь,

Т.В. Зыкова, г. Пермь,

С.А. Макарова, г. Пермь,

Л.Л. Чихачева, г. Пермь.



_______________________



1. Бандура А.М. «Тайная Доктрина» в творчестве Скрябина // Культура и время. – 2006. – № 2; Долгин Ю.И. Научные предвидения Е.П. Блаватской // Вестник Теософии. – 1992. – № 1; Новикова Т.М. Современная тенденция развития как синтез философии, религии, науки и искусства // Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://tomb-raider6.narod.ru/lib/tt/tru ... itija.html;
Скородумов С.В. Через тернии – к звездам! // Защитим имя и наследие Рерихов. – Т. 5. – М.: МЦР, 2010. – С. 239-250; Тарновская Л.И. Научные предвидения Е.П. Блаватской // 175 лет со дня рождения Е.П. Блаватской. Материалы международной научно-общественной конференции. – С.-Пб., 2006. – С. 21-26;
Шабанова Ю.А. Теософия в ракурсе философского и социокультурного осмысления. Монография. – Дн-ск: НГУ, 2011.; Шабанова Ю.А. Развитие идей космизма в творчестве Елены Петровны Блаватской / Идеи космизма в философии, науке и искусства. История и современность. – СПб., 2009. – С. 31-35; Первые научные чтения памяти Елены Петровны Блаватской. Материалы научно-общественной конференции. 8
мая 2011 г. – 2-е изд., исправ. и доп. – Донецк: Изд-во «Ноулидж» (Донецкое отделение), 2012. –
192 с.; Е.П. Блаватская и предсказание научных открытий XX века // Материал Исследовательского Центра Блаватской (Нью-Йорк). Публикация Р. Корсона // Вестник Теософии. – 1992. – № 1.

2. Чесноков П.В., Скородумов С.В. Невежество против Е.П. Блаватской. Хроника столетней войны // Защитим имя и наследие Рерихов. – Т. 4. – М.: МЦР, 2007. – С. 562-574.

3. Крэнстон С. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. – Рига, 1996. – С. 8.

4. Высказывания ученых и общественных деятелей о Е.П. Блаватской // Защитим имя и наследие Рерихов. Защитим имя и наследие Рерихов. – Т. 4. – М.: МЦР, 2007. – С. 562-574.

5. Сайт медиахолдинга РЕН ТВ // Электронный ресурс]: // Режим доступа: http://www.ren-tv.com/pages/nam-i-ne-snilos
______________________________________________________________

Источник: Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха.
Кэтрин
Сообщения: 110
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 14:46

Re: В защиту Елены Петровны Блаватской

Сообщение Кэтрин »

Отзыв на книгу А. Игнатьева «Движение последователей Агни-йоги в 1921 — 1935 гг.»

Как сказано, величайшими врагами Красоты
являются пош­лость, ипокритство, эгоизм и поверх
всего невежество. И неве­жество не как отличие безграмотности,
а как спутник прогнив­ших тупиков мысли. Конечно, невежество,
хотя и опасно, но в известной стадии может быть излечиваемо.
И лучший совет для начала лечения — обратиться к первоисточникам.

Н.К. Рерих. Новая эра


Наследие Е.П. Блаватской и семьи Рерихов, пронизанное новыми эволюционными идеями уникально и притягательно для многочисленных исследователей. Отношение к такому наследию является своего рода камертоном нравственной зрелости и культуры человека, ведь оно открывает новые возможности для совершенствования, которые нужно суметь осмыслить и применить, что не у всех получается. Непонимание мировоззрения Рерихов и Е.П. Блаватской, приводит к появлению противоречивых мнений, оценок и ложных трактовок, которые, к сожалению, уже вышли далеко за пределы России. Распространение клеветы создает негативный образ великих деятелей Культуры и затрудняет вхождение новых знаний в жизнь.
Среди российских авторов, распространяющих ложные публикации в отношении жизни и творчества семьи Рерихов, можно назвать и А. Игнатьева [1]. С маниакальным упорством он продолжает распространять клевету о Рерихах, о чем свидетельствует его новая книга «Движение последователей Агни-йоги в 1921–1935 гг.», где автор предпринимает попытку сравнить Рериховское и Теософское движение и дать оценку деятельности Е.П. Блаватской и Е.И. Рерих.
А. Игнатьев позиционирует себя в качестве историка и переводчика, однако это не придало его работе ни научности, ни глубины, ни адекватности. Для публикации А. Игнатьева характерна однобокость суждений и отсутствие серьезного осмысления наследия Е.И. Рерих и Е.П. Блаватской. О нравственной позиции автора книги вообще говорить не приходится. Она отсутствует.
А. Игнатьев не обременил себя анализом и обобщением работ Рерихов и Е.П. Блаватской. Он пошел по пути некоторых нерадивых студентов – скомпилировал набор высказываний недобросовестных исследователей наследия Рерихов и Е.П. Блаватской, таких как А. Андреев, А. Сенкевич, В. Росов, Д. Савелли [2], «сцементировал» их личными комментариями, и выпустил в свет очередной опус, оскорбляющий честь и достоинство наших выдающихся соотечественников.
Нельзя назвать исследованием и ту часть сочинения А. Игнатьева, которое касается Рериховского движения, поскольку у автора отсутствует четкое представление целей и задач, которые ставили Рерихи перед своими последователями; не изучаются истоки, причины и последствия чудовищного предательства дела Рерихов семейством Хоршей; не акцентируется внимание на общественной деятельности Н.К. Рериха, а, следовательно, не выявлена и роль Николая Константиновича, как инициатора международного общественного культурно-просветительского движения; не проанализирована работа рериховских организаций прошлых лет в таком значимом направлении, как продвижение Пакта Рериха и Знамени Мира; не рассматривается сущностный аспект, связанный с международной деятельностью Рериховского движения – его влияние на формирование культурного пространства разных стран мира и многое другое. Напротив, А. Игнатьев сознательно смещает акценты с культуротворческой деятельности рериховских организаций на межличностные отношения, смакуя человеческие слабости, свойственные людям.
Неспособность А. Игнатьева адекватно оценить Рериховское движение, прежде всего, связано с его абсолютным непониманием Живой Этики, которую дали миру Рерихи под руководством своего Учителя. Эта научно-философская система, включившая в себя огромный пласт древнейших культур, новых научных нахождений и глубоких знаний о Космосе и Мироздании, является основой жизни и деятельности самих Рерихов и каждого из их последователей, т.е. Рериховского движения в целом. Не понимая данного сущностного аспекта, А. Игнатьев приклеивает Живой Этике ярлык оккультно-мистического учения, не пытаясь даже хоть как-то обосновать свое мнение. Он следует по пути ортодоксов от науки, придерживающихся консервативных взглядов на все новое.
Для осмысления Живой Этики требуется определенный уровень культурной подготовки и духовного багажа. Дело в том, что Учение является опережающим фактором современности, оно рассчитано на будущее, поэтому, сегодня далеко не все его могут понять и принять. Однако с каждым годом появляется все больше людей, способных оценить идеи Живой Этики, необходимые для формирования новой науки и новой жизни. Академик РАЕН и РАКЦ Л.В. Шапошникова пишет: «Живая Этика представляет собой новую, синтетическую систему познания, вобравшую в себя реалии Космоса и отличающуюся от традиционных систем познания. <…> Можно определить Живую Этику как философию космической реальности, включающую в себя систему познания и практику действия» [3, с. 161]. Доктор философских наук А.В. Иванов считает: «Одной из важнейших функций Учения Живой Этики как метазнания, переданного человечеству с более высоких уровней мирового бытия, является ее способность не только прогнозировать открытия, о которых не подозревает современная наука, но и предлагать новую, гораздо более глубокую интерпретацию вроде бы хорошо известных фактов и установленных закономерностей. Это касается и естественнонаучного, и гуманитарного знания» [4, с. 93]. Большое значение Живой Этики в формировании научного представления о мире отмечает В.В. Плоских, доктор истор. наук, академик Национальной академии наук Кыргызстана: «Концепция науки и культуры, которую несет в себе Живая Этика и наследие семьи Рерихов, коренным образом изменяет научные представления о законах эволюционных изменений в природе и обществе, побуждая к поиску глубинных взаимосвязей космоса, планеты и человека» [5, с. 23]. Эти и многие другие мнения ученых о Живой Этике [6] в корне противоположны позиции А. Игнатьева, низвергающего космичность Учения до обывательской банальности.
Не поняв Живой Этики, А. Игнатьев не смог оценить и деятельность Рерихов. Он не утруждает себя исследованием их творчества, не обращается к мнению тех, с кем они сотрудничали. Его склонность видеть во всем низменное и негативное начало привели к тому, что незаурядный мыслитель, подвижница, духовный учитель миллионов людей из разных стран мира, известный деятель культуры — Елена Ивановна Рерих предстала перед читателем в образе женщины с «ницшеанским презрением к массе», стремлением к самовозвеличиванию, культу личности, и т.д. [7, с. 15]
Во все времена большая армия бездарных дилетантов занималась и занимается исключительно тем, что критикует и низвергает творчество выдающихся деятелей культуры и науки, в то время как сами не способны сделать малейшей толики из того, что подвергают поруганию. Но были и есть иные исследователи.
П.Ф. Беликов, биограф семьи Рерихов, писал о Е.И. Рерих: «До сей поры меньше всего известно о доле, которую в общее дело Рерихов внесла Елена Ивановна. О ее личном вкладе в организацию института «Урусвати» почти ничего не публиковалось, ее подготовка к научной деятельности вообще не исследована. Между тем сам Николай Константинович, подчеркивая значение Елены Ивановны в своей деятельности, называл ее в своих произведениях «Ведущей».
<…> Присутствуя в помыслах, планах, творческих достижениях мужа и сыновей, Елена Ивановна предпочитала оставаться за завесой, приоткрыть которую, считаясь с высокой мерой ее душевной деликатности и утонченности, — не простая задача» [8, с. 475].
В наше время ученые делают первые шаги в постижении эволюционной миссии Е.И. Рерих. Научное исследование наследия Елены Ивановны неразрывно связано с именем Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой. В одной из своих работ она писала: «Полагаю, всем известна картина Н.К. Рериха «Ведущая». Она символична, и мы можем отнести ее к сути женского начала. Но стоит вспомнить, что эта картина была посвящена Елене Ивановне. Она была ведущей в своей семье – жена и мать, друг и сотрудник своего великого мужа, и главный водитель для своих сыновей. Вся семья держалась ее человеческим творчеством, интеллектом и сердцем.
Вместе с этим она являлась крупнейшим мыслителем на планете Земля, выполняла важнейшую космическую миссию, изменявшую сознание человечества» [9, с. 74].
Доктор философии, профессор Локеш Чандра (Индия) считает, что «Елена Рерих раскрыла неисчерпаемость нашего повседневного существования» [10, с. 217].
Долгие годы Е.И. Рерих вела обширную переписку с корреспондентами из Америки и Европы. Она являлась координатором деятельности американских сотрудников, и рериховских обществ из разных стран мира, духовным наставником для ищущих духовных путей. Но, как показывает история, благое дело не обходится без предательства, большого или малого. Доверие Рерихов не все сотрудники смогли оценить и достойно пронести до конца. Муж и жена Хорши и, близкая к ним Э. Лихтман, ради жажды наживы разрушили многие культурные начинания Рерихов в Америке. Однако и в этих трагических событиях А. Игнатьев не сумел разобраться. Его суждения с узко-бытовых позиций не способствовали познанию глубинных корней проблемы.
В целом, публикация А. Игнатьева демонстрирует глубоко негативное отношение автора к Е.И. Рерих, что проявляется в обилии ничем не оправданных и не подтвержденных нелестных эпитетов в ее адрес и в навешивании всевозможных ярлыков.
Сколько Елене Ивановне приходилось бороться с опасным явлением – медиумизмом! Об этом свидетельствуют ее письма. Однако все это не имеет для А. Игнатьева никакого значения. Нимало не смущаясь, он обвиняет Е.И. Рерих в склонности к медиумизму!? Как, в таком случае, г-н Игнатьев расценивает высказывание Елены Ивановны: «Пусть никто… не рассматривает медиумизм как дар, наоборот, это есть величайшая опасность и камень преткновения для роста духа»? [11, с. 177]. Трудно согласиться, что медиум мог бы оценить свои «способности» как вредное явление!
А. Игнатьев реанимирует в своем опусе немало ложных утверждений о Н.К. Рерихе из публикаций В. Росова. Не смог он обойтись без приписывания политических целей его деятельности. Однако Николай Константинович отличал политику от культуры: «Культура — одно, а политика — другое. <…> С точки зрения политика, многие действия Культуры непозволительны, но труженик Культуры не поймет политических перегородок. Он действует, прежде всего, во имя человечности, а для политика гуманитарные основы закрыты паутиной предрассудков. <…> Но не подумайте намекнуть политику о его предрассудках. Ощетинится злейший враг.
Политик закован в кандалы всяких партий. Закован и отягощен, хотя и любит потолковать о свободе. Ведь и в темницах, наверное, этот разговор особенно излюблен. Свобода и справедливость! Послушать только, как политики пытаются всячески стеснить свободу Культуры. Все-то нельзя, все-то не принято и должно быть осуждено. В осудительстве политики большие мастера. Доводы науки, искусства, воспитания, образования — все будут попраны во имя условных тенет. Не будет принято во внимание, что основы познания вечны, а надстройки временных правительств преходящи» [12, с. 440-441].
Рерихи были выше политики. Сфера их деятельности – культура, наука, общественное поприще… Культура в понимании Рерихов настолько мощное, синтетическое понятие, что в практической деятельности оказывает влияние на прочие сферы – политику, образование и т.п. Именно Культура и культурные факторы являются доминантой, основанием для цивилизации в целом. Поэтому попытка А. Игнатьева политизировать идеи Рерихов лишена основания и сама по себе ненаучна, поскольку строится лишь на полете фантазии автора, опирающегося на вторичную информацию, игнорируя первоисточники, т.е. лишая слова самих Рерихов. Все это не придает достоинства работе А. Игнатьева.
Негативная оценка А. Игнатьевым наследия Рерихов и их деятельности отразилась и на отношении к Рериховскому движению. Игнатьев опускается до уровня сплетен, опираясь на мнение тех, кто питает какие-то обиды на участников Рериховского движения или Международный Центр Рерихов. А. Игнатьеву, видимо, сложно понять, что Рериховское движение является неотъемлемой частью общества, а, следовательно, несет многие его особенности, имеет свои противоречия, проблемы и достоинства. Тем не менее, Рериховское движение является значимым явлением в культурной жизни не только России, но и всего мира. Оно развивается, его участники активно проводят культурно-просветительскую деятельность, издают газеты, книги, занимаются исследованиями, и т.п. Рериховское движение изучается, о нем пишут статьи, диссертации. В состав Рериховского движения входят деятели культуры, представители науки и люди разных профессий. Всех их объединяет стремление к познанию и самосовершенствованию.
А. Игнатьев, как всегда, оказался далек от объективности в своем стремлении не замечать положительных сторон Рериховского движения, сведя все проблемы к заурядным человеческим факторам.
Не обошел А. Игнатьев своей критикой и Международный Центр Рерихов (МЦР). Всегда считалось признаком глубокого невежества хулить то, о чем мало знаешь. Сегодня МЦР – это крупнейшая международная общественная организация со специальным консультативным статусом при ЭКОСОС ООН, Ассоциированный член ДОИ ООН, Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов, коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ), член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА». Много ли современных общественных организаций, заслуживших своей деятельностью подобного признания в России и за рубежом?
Работа МЦР по популяризации наследия семьи Рерихов бесценна. Это и лекции, и семинары, и ежегодные научно-общественные конференции… Обширная издательская деятельность МЦР включает публикацию архивных материалов из наследия Рерихов, их трудов, книг о жизни и творчестве наших соотечественников. МЦР проводит работы по реставрации усадьбы Лопухиных, совместно с Международным Мемориальным Трестом Рерихов (Наггар, Индия) создает мемориально-музейный комплекс в Кулу. Все это осуществляется под руководством Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой. И вот парадокс – чем больше свершается МЦР полезных дел, тем яростнее нападки на Л.В. Шапошникову, которая твердо и непреклонно отстаивает выполнение воли основателя Центра-Музея С.Н. Рериха и интересы МЦР.
В отличие от недругов, многие деятели науки и культуры высоко оценивают вклад Людмилы Васильевны в сохранение наследия семьи Рерихов. Академик, член Президиума РАН, Чрезвычайный и Полномочный Посол Е.М. Примаков отметил Л.В. Шапошникову, как «выдающегося исследователя, прекрасного организатора и обаятельного человека» [13, с. 529]. Президент РАЕН О.Л. Кузнецов в своем поздравлении к 85-летию Л.В. Шапошниковой подчеркнул: «Вы являетесь для нас примером талантливого ученого, мужественного общественного деятеля и прекрасного человека» [13, с. 540].
Творческие достижения Л.В. Шапошниковой отмечены званиями, наградами и признаны международным научным и культурным сообществом.
Современный Международный Центр Рерихов – одна из немногих организаций, которая задает высокую планку культурно-научной деятельности и может служить примером для многих общественных организаций и музеев.
Но всей этой информации читатель не найдет на страницах сочинения А. Игнатьева. К сожалению, сегодня за рубежом и, что более всего обиднее, в России немало таких личностей, которые поддерживают друг друга в стремлении переписать историю страны, принизить ее мировое значение, оболгать и унизить наших выдающихся деятелей, чтобы лишить русский народ основы культурного развития. Вот и А. Игнатьев шлет из Литвы свои опусы в Россию, где в уничижительной форме высказывается о наших всемирно известных соотечественниках, опираясь на своих российских и зарубежных единомышленников.
Более века идет травля русской женщины Е.П. Блаватской. Ее имя и гениальные труды не дают покоя невежеству. В своем опусе А. Игнатьев с нескрываемым неприятием настолько усердно старается исказить образ Е.П. Блаватской, что уже невозможно узнать героической личности, выдающегося ученого-мыслителя, основателя Теософского общества, первооткрывателя новых Знаний, блистательного писателя, бесстрашного путешественника — Елену Петровну Блаватскую. Подобно образчикам желтой прессы, в работе А. Игнатьева смакуются обывательские сплетни и кривотолки, которые искусственно раздували недоброжелатели вокруг имени Е.П. Блаватской.
Скандально известный А. Сенкевич приложил немало усилий, чтобы очернить Елену Петровну, приписывая ей «злой мизантропический характер, нравственную глухоту» [14] и т.п. Не отстает от своего «коллеги» и П. Вашингтон. Однако представления о Елене Петровне, тех, кто близко ее знали, противоречат мнению А. Сенкевича и П. Вашингтона. По воспоминаниям В.П. Желиховской, сестры Е.П. Блаватской: «Индусы, помимо учения ее, все поголовно ей благодарны за то, что влиянием своим Теософическое общество смягчило кастовые предрассудки; заставило англичан обходиться с туземцами не столь заносчиво, ближе познакомившись с умственным развитием и литературой индусов и буддистов. С лучшими произведениями их древней литературы западную Европу познакомили, опять-таки, талантливые сочинения и переводы Блаватской. <…> “творцу и вдохновительнице теософического движения, учившей своих последователей жить честно, чисто и деятельно, — на пользу другим и в преуспеяние своего вечного бессмертного духа”… — Так сказано было в речи, над ее телом» [15, с. 24]. Тетя Елены Петровны Н.А. Фадеева пишет: «Моя племянница Елена совсем особое существо и ее нельзя сравнивать ни с кем. Как ребенок, как молодая девушка, как женщина она всегда была настолько выше окружавшей ее среды, что никогда не могла быть оцененной по достоинству <…> необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота ее мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым, – вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры» [16, с. 835].
Ради справедливости стоит сказать, что А. Игнатьев пишет и о положительных качествах Елены Петровны, называя ее блестящим организатором, сумевшим привлечь большое количество людей к Теософии, талантливым этнографом, но на общем фоне недоброжелательного и уничижительного тона повествования, это выглядит как целенаправленное формирование незначительного контраста, чтобы искусственно создать впечатление объективности.
Опору в своих оценках теософии Е.П. Блаватской А. Игнатьев находит в позиции французского философа Р. Генона, автора книги «Теософизм: история одной псевдорелигии». Выступая сторонником Р. Генона, А. Игнатьев относит теософию к религии. Однако религия – это нечто закостенелое, построенное на догмах, отличающееся наличием культа, религиозных обрядов и т.д. А Е.П. Блаватская утверждала: «Теософия – это Божественное Знание или Наука» [17, с. 784]. Не является религиозным и теософское движение. Елена Петровна писала: «Это чисто философское и научное Общество, никоим образом, не религиозное и не сектантское. К человеческим догмам и религиям оно не имеет никакого отношения» [17, с. 784].
Работы Е.П. Блаватской оказались, что называется, «не по зубам» А. Игнатьеву. Между тем, благодаря главному труду Елены Петровны – «Тайной Доктрине», научный мир смог ознакомиться с основными положениями древнейшего Учения Востока, продвинуться в понимании Космоса, материи и других важных вопросов Бытия.
Елена Петровна, как ученый-энциклопедист работала с огромным количеством научных источников, а вопросы космогонии не могут быть легкими для восприятия. «Тайная Доктрина» – синтез науки, религии и философии. Это фундаментальный труд, освещающий вопросы космогенезиса, антропогенезиса, космической эволюции человечества. Передовые люди того времени интересовались и изучали ее труды. Некоторые из них были членами теософского общества: астроном Н. Фламмарион, изобретатель Т. Эдисон, физик и химик У. Крукс, поэт и драматург У. Йейтс. Общеизвестно, что «Тайная Доктрина» была настольной книгой А. Эйнштейна и А. Скрябина. На этом фоне утверждение г-на Игнатьева, что значительную часть теософского общества «составляли чудаки или просто явные психопаты» [7, с. 11], выглядит нелепо и оскорбительно.
Многие предвидения, содержащиеся в трудах Е.П. Блаватской, подтверждаются новейшими научными открытиями (рентгеновские лучи, ультразвук, электрон, делимость атома и др.), но, видимо, круг интересов А. Игнатьева слишком узок, и это ему не известно.
Святослав Николаевич Рерих писал: «Возьмите жизнь Е.П. Б[лаватской]. Ее мучили, не понимали, на нее клеветали, ее подозревали. Прошли годы, и что мы видим? Ее героическая личность кажется небывалой. Она возвышается над всей ограниченной клеветой, часто исходившей от ее ближайших сотрудников, и заставляет этих людей казаться еще темнее из-за черноты их мрачных деяний, порожденных завистью и амбициями, этими двумя бичами, которые лежат в основе любой клеветы! Как справедливо заметил Баркер, труды Е.П. Б[лаватской] – самый лучший критерий, который всегда будет говорить сам за себя. Чем ярче свет, тем мрачнее тень, набрасываемая на него. Чем больше явление, тем сильнее контраст. Это пробный камень» [16, с. 847].
И в этом смысле имя Елены Петровны Блаватской стало пробным камнем для А. Игнатьева, который не смог его преодолеть.
Книги А. Игнатьева о Рерихах и Е.П. Блаватской стоят в ряду писаний, которые способствуют взращиванию поколения невежд, поскольку, распространяя ложь и лишая молодежь высоких нравственных ориентиров, подталкивают их к бездуховности. Все это ведет к самым отвратительным деяниям. Д.С. Лихачев считал, что «нравственная основа — это главное, что определяет жизнеспособность общества: экономическую, государственную, творческую. Без нравственной основы не действуют законы экономики и государства, не выполняются указы, невозможно прекратить коррупцию, взяточничество, любое жульничество. Без нравственности невозможно и развитие любой науки… и пр.» [18, с. 154-155]. Поэтому важно бороться и раскрывать все рассадники бескультурья и лжи, особенно, если это касается публикаций, потому что «ошибки в книгах равны тяжкому преступлению.
Ложь в книгах должна быть преследуема, как вид тяжкой клеветы. Ложь оратора преследуется по числу слушателей. Ложь писателя — по числу отпечатков книги. Занимать ложью место народных книгохранилищ тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение пиcателя, чтоб оценить качество его ошибок. Невежество будет худшим основанием. Страх и подлость займут ближайшее место. Все эти особенности непозволительны в обществе» [19, §13].

Е. Рудакова, г. Пермь

__________________

Примечания:

1. См.: Фролов В.В. «Единственный наш долг – воспротивиться и спасти истину» // [Электронный ресурс]: официальный сайт Международного Центра Рерихов // Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/review ... natjev.php (дата обращения: 15.05.2015); Воронова Л., Калинкина О. Пути великие требуют великого понимания // [Электронный ресурс]: официальный сайт Международного Центра Рерихов // Режим доступа: http://www.roerichs.com/Publications/Publ/12.htm/ (дата обращения: 15.05.2015); и др.

2. См.: Сергеева Т.П. Суеверы от науки // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 6. М.: МЦР, 2013. С. 200-218; Житкова Т.В. «О завиральных идеях» доктора наук А.Н. Сенкевича // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 6. М.: МЦР, 2013. С. 796-812; Тугужекова В.Н. Авантюрист или гуманист? // Известия. 2007. 14 сентября; Письмо д.ф.н., профессора Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова Ю.М.Павлова председателю президиума ВАК // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 5. М.: МЦР, 2010. С. 433-435; и др.

3. Шапошникова Л.В. Философия Космической Реальности // Учение Живой Этики. Листы Сада Мории. Книга 1. Зов. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2003. 400 с.

4. Иванов А.В. Живая Этика как космический импульс: к новой интерпретации старых научных закономерностей // Живая Этика как творческий импульс Космической эволюции: Материалы Межд. научно-общ. конф. 2011. М.: МЦР, 2012. 496 с.

5. Живая Этика как творческий импульс Космической эволюции: Материалы Межд. научно-общ. конф. 2011. М.: МЦР, 2012. 496 с.

6. Cм.: Лавренова О.А. Концепция пространства в Живой Этике: постановка проблемы // Труды Объединенного Научного Центра проблем космического мышления. Т. 2. М.: МЦР, 2009. 556 с., илл.; Святохина Г.Б. Живая Этика – актуальное учение современности // Живая Этика и наука. Вып 1. М.: МЦР, 2008. С. 183-186; Шнайдштейн Е.В. Преподавание истории с позиции Живой Этики // Живая Этика и наука. Вып 1. М.: МЦР, 2008. С. 519-524; и др.

7. Игнатьев А. Движение последователей Агни-йоги в 1921-1935 гг. Калининград, 2015. 88 с.

8. Беликов П.Ф. Личное участие членов семьи Н.К. Рериха в работе института «Урусвати» // Непрерывное восхождение. В 2 т. Т. I. М.: МЦР, 2001. 504 с., илл.

9. Шапошникова Л.В. Творец космической эволюции // 130 лет со дня рождения Е.И. Рерих: Материалы Междунар. научно-общ. конф. 2009. М.: МЦР, Мастер-Банк , 2010. 656 с.

10. Локеш Чандра. Елена Рерих: истоки и Ренессанс // 130 лет со дня рождения Е.И. Рерих: Материалы Междунар. научно-общ. конф. 2009. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2010. 656 с.

11. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 2. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2000. 576 с., илл.

12. Рерих Н.К. Культура // Листы дневника. В 3 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000. 512 с., тон. илл.

13. Поздравления в адрес Л.В. Шапошниковой по случаю ее 85-летнего юбилея и 60-летия творческой деятельности // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, 2013. 1152 с.

14. Сенкевич А. Блаватская. М.: Молодая гвардия, 2010. 461 с.

15. Желиховская В.П. Радда-Бай / Блаватская Е. Загадочные племена на «Голубых горах». М., 1993. 254 с.

16. О Елене Петровне Блаватской (Воспоминания, свидетельства, отзывы) // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2013. 1152 с.

17. Скородумов С.В. Энциклопедия заблуждений // Защитим имя и наследие Рерихов. В 6 т. Т. 6. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2013. 1152 с.

18. Лихачев Д.С. Русская культура. М.: Искусство, 2000. 440 с.

19. Учение Живой Этики. Община. Часть вторая. IX. М.: МЦР, 2004. 304 с.
Источник: http://www.roerichs.com/otzyiv-na-knigu ... 1-1935-gg/
Елена В.
Сообщения: 1941
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Re: В защиту Елены Петровны Блаватской

Сообщение Елена В. »

Спекуляция на фальшивке

Протест
Межрегионального информационно-аналитического Центра
против намерений Олега Болдырева опубликовать недостоверный документ, очерняющий Е.П. Блаватскую


В мае 2016 года вышел первый том полного собрания сочинений Е.П. Блаватской на русском языке[1]. Казалось бы, это событие можно только приветствовать, поскольку такое издание крайне необходимо исследователям. Однако творчество Е.П. Блаватской выделяется из обычного ряда тем, что направлялось Высшим и несло отражение этого Высшего. И потому подходить к нему надо с чистыми намерениями и высокой планкой ответственности, отметая всё сомнительное, недостоверное, произрастающее из клеветы и оговоров, преследующих всякого Вестника света, добра и красоты.

Известие о том, что подготовкой полного собрания сочинений Е.П. Блаватской занимается Олег Болдырев, нас огорчило и насторожило, поскольку его деятельность по преждевременной публикации Сокровенных Манускриптов (Дневников) Елены Ивановны Рерих[2], осуществленной вопреки ее воле, мы считаем этическим преступлением. Да и можно ли относиться к этому иначе?

«Мое сердце разрывается от боли при мысли, что самое Сокровенное могут осквернить, злобно исказить и выставить на посмешище. Лишь немногие понимают сокровенность Великого Руководства» (из письма Е.И. Рерих г-ну Милликану от 31.07.1936 г.)[3]. Эти слова Е.И. Рерих не потеряли актуальности и сегодня.

Основоположник современной научной школы рериховедения Л.В. Шапошникова совершенно справедливо назвала незаконную публикацию Дневников Е.И. Рерих предательством[4]:

Л.В. Шапошникова. «Предатели»,

http://www.icr.su/rus/protection/copyri ... dateli.pdf

Олег Болдырев, опубликовавший Сокровенные Записи Е.И. Рерих и тем самым грубо поправший её волю, по нашему мнению, не имеет никакого морального права заниматься подготовкой полного собрания сочинений Е.П. Блаватской. Неудивительно, что при работе над этим изданием Болдырев вновь проявляет безнравственность и произвол. Он намеревается включить в состав полного собрания сочинений Е.П. Блаватской поддельное «письмо в Третье отделение от 26 декабря 1872 г.»[5], которое, по сути, является клеветой на нашу великую соотечественницу. Только благодаря усилиям общественности первый том вышел без этого «письма».

Напомним историю его появления. В начале января 1873 года это «письмо», отправленное из Одессы за подписью «Елена Блаватская», получил в Петербурге бывший управляющий Третьим отделением Н.В. Мезенцев и передал его по месту старой службы. Автор «письма» предлагал свои услуги в качестве тайного агента организации, занимавшейся политическим сыском. В конце января, действующий управляющий Третьим отделением А.Ф. Шульц уведомил начальника одесского жандармского управления[6], что автору «письма» в просьбе отказано. В Третьем отделении было заведено дело под названием «О жене действительного статского советника Елене Блаватской», которое сохранилось до наших дней. В 1988 году исследователи Б.С. Бессонов и В.И. Мильдон впервые напечатали это «письмо» в журнале «Литературное обозрение». Не проведя никакого критического анализа, они приписали его авторство Е.П. Блаватской. С тех пор многие неразборчивые журналисты и писатели используют этот «документ», чтобы опорочить имя великой русской женщины.

В 2013 году в издательстве «Вече» вышла книга О. Болдырева «Блаватская. Вестница Шамбалы». В ней он впервые коснулся этой темы, интерпретировав ее следующим образом: «Примечательно, что еще до американского периода, во время жизни в Одессе, она [Е.П. Блаватская] писала в Третье отделение жандармского управления Одессы, где жила тогда, письмо с предложением своих услуг за границей. <…> Это письмо начальством одесских жандармов было оставлено без ответа, устного или письменного...»[7]

В библиографии к этому изданию можно обнаружить ссылку на книгу А.Н. Сенкевича «Блаватская»[8]. Что и говорить – «достойный» источник! А.Н. Сенкевич давно известен как очернитель имени и дел Елены Петровны Блаватской. Именно Сенкевич муссирует в последние годы сомнительную историю «письма в Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии от 26 декабря 1872 года».

Сама Елена Петровна Блаватская совершенно определенно высказалась по поводу попыток записать ее в шпионы:

Из письма Е.П. Блаватской к А.П. Синнету, 1 мая 1886 г.:

«Соловьев[9] оказался отъявленным подлецом и штрейкбрехером. Представьте, после того, что я вам рассказала о его плане и предложении, что он заявил герру Г[ебхарду], что я предложила ему служить российскому правительству в качестве шпиона!! Говорю Вам, кажется, сам дьявол стоит за всем этим заговором. Это подло! <…> Потом он заявил, что видел в Тайном отделении документы, в которых я предлагала себя в качестве шпионки российскому правительству. Вам понятна эта игра? Безусловно, это борьба между глиняным горшком и чугунным. Как я могу поехать и бороться с Соловьевым в России! <…> Соловьев либо сумасшедший, либо ведет себя так потому, что, скомпрометировав себя своим предложением шпионажа мне, он теперь боится, что я заговорю и скомпрометирую его в Санкт-Петербурге»[10]

Из письма Е.П. Блаватской к В.П. Желиховской, 16 мая 1886 г.:

«…Соловьев обвиняет меня теперь, что я предлагала себя ему шпионкой русского правительства в Индии... Если человек в здравом рассудке подумает о таком обвинении серьезно, то увидит его бессмыслицу. Меня публично обвиняют в шпионстве для России и делают это целью и прямым мотивом всех фальшивых (якобы) феноменов и “выдуманных мною Махатм”! Меня – умирающую отправляют из Индии именно вследствие такого нелепого обвинения, которое, несмотря на его нелепость, могло для меня разыграться тюрьмой и ссылкой только потому, что я русская и уже пострадавшая за эту клевету, не понимающая аза в глаза в политике, – я буду предлагать себя шпионкой!.. И... кому же? – Соловьеву!!. Ему, – зная его за неудержимого болтуна и сплетника!.. Да что ж я – желаю быть повешенной, что ли?!. Да ведь я закрыла бы себе этим навеки въезд в Индию. Ведь он, распуская про меня эти слухи, играет прямо в руку Англии и губит меня ни за что̀, ни про что̀! Ведь сам он, в продолжение пяти недель (начав еще намеки с Парижа!), меня уговаривал ежедневно (Н[адежда] и Ц[орн] – это знают) вернуться в русское подданство, употреблять все мое влияние на индусов против англичан и за русских. Говорил, что это – благородное, великое дело и докажет мой патриотизм! Просил и молил изложить на бумаге все, что я могу сделать в этом отношении для России в Индии и что эту бумагу или “проект” он сам представит в Петербурге... На все это я отвечала, что готова умереть, положить жизнь и душу свою за Россию; что нет в России русского подданного, более приверженного Государю и родине, нежели я – гражданка Америки; но что я не способна к этому делу, ничего не знаю в политике и только бы рисковала своей шеей и сотнями индусов, если бы решилась на это.

Вот, Вера, святая правда, которую я повторю умирая. Если я перестала быть православной или какой-либо христианкой вообще, – я глубоко верую в загробную жизнь, в наказание и возмездие. Я клянусь всеми силами небесными, что говорю одну правду...

А он имеет медный лоб свои слова – на меня взваливать?

Противно про него и говорить, и вспоминать, как я искренне его любила и доверяла ему!.. Вера, берегись! Он и против тебя пойдет и без ножа зарежет!..»[11]

Господин Болдырев, эти слова написаны не только о Всеволоде Соловьеве. Елена Петровна обращается и к Вам!

В качестве доказательства того, что «письмо Блаватской в Третье отделение» написано именно ею, Болдырев ссылается на результаты некоей «почерковедческой экспертизы». Но какова достоверность таких экспертиз?

Известен случай, когда два лондонских графолога сделали ложное заключение, что именно Е.П. Блаватская написала Письма Махатм. Другие специалисты – один в девятнадцатом столетии и два в двадцатом – пришли к противоположному выводу и оправдали Блаватскую[12].

Как мы знаем, предпринимались многочисленные попытки очернить имя Е.П. Блаватской. Вероятнее всего, и в данном случае был организован заговор против нее. Могла ли Елена Петровна Блаватская, ученица Великих Учителей, к 1872-му году проведшая в Их Ашрамах несколько лет, предлагать себя в агенты спецслужбы и откровенно признаваться в письме, что она человек низких нравственных качеств – лгунья, воровка, мошенница, авантюристка, готовая использовать свои сверхъестественные способности в преступных целях? Пусть те, кто считают это письмо подлинным, приведут хотя бы один фрагмент из написанных Еленой Петровной текстов, где она столь же пренебрежительно и свысока отзывалась бы о своих собратьях-теософах? Таких слов больше нет нигде. Откуда же и по чьей злой воле возникли они в этой фальшивке?

В приложении к данному протесту приведен фрагмент из статьи Татьяны Житковой «О “завиральных идеях” доктора наук А.Н. Сенкевича», в которой она анализирует текст «письма в Третье отделение».

Исходя из всех этих материалов можно сделать только один вывод: Елена Петровна Блаватская не имеет никакого отношения к этому письму. Для любого человека, искренне уважающего Е.П. Блаватскую, признать подобное «письмо» подлинным невозможно. Очень жаль, что господин Болдырев к таким людям не относится.

Как уже говорилось, в «письме» есть немало странностей. Например, «интерес к политике», о котором якобы Елена Петровна сообщает управляющему Третьим отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Но вот фразы из ее трудов и писем разных лет:

«Теософ. Будучи в Индии, она [Е.П. Блаватская] получала в среднем несколько тысяч рупий в год за статьи для русских и других газет, но все это она отдала Теософическому Обществу.

Спрашивающий. Это были политические статьи?

Теософ. Никогда. Все написанное ею в течение семи лет ее пребывания в Индии было напечатано. Это касается только религии, этнологии и обычаев Индии, а также теософии – но никогда не касается политики, о которой она не имеет ни малейшего представления, а заботится еще меньше» (Е.П. Блаватская. «Ключ к теософии»)[13].

«Поскольку все это относится к области политики, а мы не собираемся вторгаться в запретную область...» (Е.П. Блаватская. «Бревно и сучок»)[14].

«На все это я отвечала, что готова умереть, положить жизнь и душу свою за Россию; что нет в России русского подданного, более приверженного Государю и родине, нежели я – гражданка Америки; но что я не способна к этому делу, ничего не знаю в политике и только бы рисковала своей шеей и сотнями индусов, если бы решилась на это. Вот, Вера, святая правда, которую я повторю умирая». (Из письма Е.П. Блаватской к В.П. Желиховской, 16 мая 1886 г.)[15].

А вот отношение Е.П. Блаватской к шпионажу:

«Либо обвинение в шпионаже будет официально, юридически опровергнуто – либо мне придется закончить дела и со всем распрощаться... Я больше не могу выносить этого, м-р Синнетт, всему есть предел, и моя натруженная спина отказывается взваливать на себя новый груз. Вы-то знаете, что для меня шпион в тысячу раз хуже вора... [Это обвинение] навсегда изгоняет меня из Индии... оно компрометирует всех индусов – всех самых близких и самых мне преданных» (Из письма Е.П. Блаватской к А.П. Синнетту, ноябрь 1885 г.)[16].



И еще один фрагмент из письма Е.П. Блаватской президенту Немецкого Теософского общества В. Хюббе-Шляйдену, которое многое поясняет:

«Если “научное” свидетельство экспертов по почеркам признано вопреки моим заявлениям и возражениям, причем наверняка теми, кто, подобно г-ну Синнетту и некоторым другим, не знает всех обстоятельств, связанных с феноменами, которые ныне объявлены мошенническими, тогда попытки защищаться для меня бесполезны. Зафиксировано пятьдесят случаев, когда ученые эксперты ошибались и за подделку осуждали невиновных. Называть “подделкой” письма Махатм – это абсурд, ибо для того чтобы быть подделанным, имитируемый таким образом почерк должен существовать где-то в этом феноменальном мире, а если я придумала обоих авторов писем, то тогда я должна была придумать и приписываемые им почерки, но в таком случае это мой собственный почерк или почерки, и это не подделка. Но это неважно. Раз уж меня объявили русской шпионкой, то точно так же можно назвать и “фальсификатором” и принять это все в целом. <…>

Меня обвиняют в том, что я одна, без посторонней помощи, написала «[Разоблаченную] Изиду», все статьи в журнале «Theosophist», все письма обоих Махатм, что я придумала и Их самих, и Их почерки, и Их философию. Прекрасно. Если будет доказано, что я сделала это не ради выгоды, то есть не ради денег, ибо на сегодняшний день я нищая и никогда не имела за душою ни гроша, поскольку все, что я получила за свои статьи и романы на русском языке (несколько тысяч рублей), я отдала Обществу; если впоследствии выяснится, что обвинение в том, что я являюсь русской шпионкой, откровенно абсурдно (вся Индия обхохочется, прочитав об этом), а г-ну Хьюму с г-ном Синнеттом это хорошо известно; и если от обоих этих мотивов обвинителям придется отказаться, то к чему же тогда понадобились все эти красочные небылицы, которые распространяются уже более двенадцати лет? Ради “известности и славы”?»[17]

Межрегиональный информационно-аналитический Центр выражает решительный протест против планов Олега Болдырева опубликовать фальшивое «письмо в Третье отделение» в полном собрании сочинений Е.П. Блаватской.

У издателя еще есть шанс не остаться в человеческой памяти в одной связке с Геростратом и всеми теми, кто своим невежеством, клеветой и беспринципностью пытался и пытается остановить эволюцию человеческого сознания и оставить его в узких рамках фанатизма и суеверий. Елена Петровна Блаватская заслуживает того, чтобы ее философское и эпистолярное наследие дошло до читателя неискаженным и достоверным, а ее жизнь не была запятнана домыслами нечистоплотных интриганов.


С.В. Скородумов,
руководитель Межрегионального информационно-аналитического Центра (МИА-Центра), главный редактор сборников «Вестник Космической эволюции» и «Первые научные чтения памяти Е.П. Блаватской»,
Россия, г. Ярославль


Сотрудники МИА-Центра:

О.Л. Старовойтова,
член Международного союза журналистов,
Латвия, г. Рига

А.Д. Тюриков,
исследователь жизни и творчества Е.П. Блаватской и ее семьи,
Украина, г. Бахмут

Л.К. Маркелова,
исследователь жизни и творчества Е.П. Блаватской и ее семьи,
Украина, г. Киев

Л.А. Антоненко,
журналист,
Украина, г. Киев

Н.В. Лебедева,
журналист
Россия, г. Саратов

Т.Н. Горева,
литератор,
Латвия, г. Даугавпилс

Протест МИА-Центра поддержали:

В.Г. Соколов,
кандидат философских наук, культуролог,
старший научный сотрудник ОНЦ КМ МЦР,
лауреат Международной премии имени Е.И. Рерих,
Россия, г. Москва

Б.Ю. Соколова,
кандидат культурологии,
научный сотрудник ОНЦ КМ МЦР
Россия, г. Москва

Приложение.

Т. Житкова. «О “завиральных идеях” доктора наук А.Н. Сенкевича»:

«…Само письмо [речь идет о «письме в Третье отделение»] вызывает мало доверия, как по стилю, так и по содержанию. <…> Неутомимая энергия в поисках Истины, глубокие интересы и познания, способность преодолевать самые трудные обстоятельства, соединенные с мудростью просвещенной и высокодуховной личности, уже проявившиеся у Блаватской к этому сроку, никак не сходятся с ощущением убогости и депрессивности, остающимся после ознакомления с так называемым письмом в Третье отделение.

К тому же язык письма вызывает много вопросов. И это в отношении писательницы, обладавшей исключительным литературным талантом! Истинный автор явно пытался подстроиться под стиль Блаватской, но эту искусственность скрыть не удалось. Странные слова, странные обороты речи. Вот несколько примеров. Реакция мнимого автора письма на обвинения в шарлатанстве: “было неполитично”. Общество, организованное Блаватской в Каире, “рушилось через три месяца” (вместо “разрушилось…”). “В 16 лет я сделала один поступок против закона” (“сделала” вместо “совершила”). Или “Я имела много историй за границей за честь Родины” (по-русски было бы правильно написать: “Я много сражалась (боролась) за границей за честь Родины” или “За границей я отстаивала честь Родины”).

Как заметил и сам автор книги [А.Н. Сенкевич], в письме неверно указана фамилия человека, которого Блаватская очень хорошо знала: написано “Пашковский” вместо “Пашков”, кроме того изменен возраст выхода замуж Елены фон Ган. Конечно, трактует Сенкевич эти странности не в пользу героини своей книги.

А вот еще очень любопытный момент – описание деятельности якобы Блаватской в определенном временном отрезке после ее замужества: “В эти 20 лет я хорошо ознакомилась со всей Западной Европой, ревностно следила за текущей политикой не из какой-либо цели, а по врожденной страсти <…>, для чего старалась знакомиться со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, так и левой крайней стороны”. Что-то трудно припомнить, чтобы Елена Петровна столь страстно интересовалась политикой. Более того, в письме к князю А.М. Дондукову-Корсакову она писала: “Как бы то ни было, я не имею никакого понятия о политике…” (курсив мой. – Т.Ж.). И уж совсем непонятно, как из под ее блистательного пера могла выйти фраза с “выдающимися личностями политиков”.

Но самое главное состоит в том, что в письме нет даже намека на ее многочисленные путешествия (в тот же период) по Индии, Тибету, обеим Америкам, Японии, Индонезии и т.д., упоминаются только европейские страны (города и отдельные деятели), а также Египет и косвенно Турция. Почему? Разве у России, которой предлагались услуги, не было интересов в других частях света? Хотя бы в той же Америке? История говорит о другом. Скорее, те, кто стоял за этим письмом, не могли привести ни одной фамилии, ни одного факта, который обладал бы хоть какой-то степенью достоверности.

Любовь к России, которую Е.П. Блаватская, действительно, беззаветно и преданно любила, пожалуй, единственное, что можно перечислить из упомянутых в письме истинных моментов. Да и могла ли ее чистая душа позволить написать, например, такие строки: “Занимаясь спиритизмом, прослыла во многих местах сильным медиумом. Сотни людей безусловно верили и будут верить в духов. <…> И потому каюсь в том, что три четверти времени духи говорили и отвечали моими собственными – для успеха планов моих – словами и соображениями. Редко, очень редко не удавалось мне посредством этой ловушки узнавать от людей самых скрытных и серьезных их надежды, планы и тайны”. <…> “Посредством духов и других средств я могу узнать, что угодно, выведать от самого скрытного человека истину”…

Странно, не правда ли, Елена Петровна, активно предостерегавшая об исключительной опасности медиумизма (см., например, ее статью “Психическое и ноэтическое действие”), вдруг упоминает об этом болезненном свойстве применительно к себе, да еще фактически (“на три четверти”) признается в мошенничестве, на котором ее враги постоянно делали акцент?

Можно принять за чистую монету подобные экзерсисы, если ничего не знать о подлинной жизни Елены Петровны Блаватской. Да и настоящий автор (скорее, авторы) письма, видимо, рассчитывал(и) именно на это, когда писал(и) от ее лица.

Не могу не остановиться и на истории с католическим миссионером, упоминаемом в рассматриваемом письме. Там утверждается, что некий отец Грегуар, посланник одного из кардиналов, предложил Блаватской жалованье от 20 до 30 тысяч франков ежегодно за использование ее необычных способностей в целях католической пропаганды. “Я слушала и молчала, – говорится далее, – хотя питаю врожденную ненависть ко всему католическому духовенству. <…> Результат был тот, что я, взяв от папского миссионера 5 тыс[яч] фр[анков] за потерянное с ним время, обещала многое…” Не буду отрицать, такое предложение Елене Петровне было сделано. Но ее истинная реакция, описанная ею самой в письме к князю Дондукову-Корсакову, была такова: “Твердо веруя в то, во что верили мои предки, я гневно отказала одному католическому священнику, когда он предложил мне свою защиту и сто тысяч франков, если я соглашусь использовать свой “необычный дар медиума”, чтобы вызвать явления, которые помогли бы обратить хедива Египта в католичество”. Гневно отказала, а не обещала многое! Да и предложенная сумма никак не сходится. Только невежественный человек поверит в то, что ученица Махатм могла взять деньги, поддавшись на посулы “бесподобного места в католическом Риме”. Это она-то, начисто лишенная корысти и тщеславия, даже в основанном ею же Теософском обществе занимавшая лишь пост секретаря по переписке!

Чем больше изучаешь письма Е.П. Блаватской к князю А.М. Дондукову-Корсакову, другу ее юности, тем больше видишь сходства в сюжетах, взятых из них как А. Сенкевичем, так и авторами письма в Третье отделение. Разница лишь в том, что реальные факты, изложенные в письмах Блаватской, становятся своей прямой противоположностью под пером не обремененных нравственностью людей.

Еще один пассаж из письма в Третье отделение: “Жизнь не представляет мне ничего радостного, ни хорошего (снова не по-русски. – Т.Ж.). В моем характере любовь к борьбе, к интригам, быть может. Я упряма и пойду в огонь и в воду для достижения цели. <…> Может быть, узнав об этом письме, родные в слепой гордости прокляли бы меня. Но они не узнают, да мне и все равно. Никогда ничего не делали они для меня. Я должна служить им медиумом домашним так же, как их обществу”. Ну что тут скажешь? Тот же прием – подлить яду, замарать славную личность Е.П. Блаватской, искренне и трепетно любившую своих родных, жившей напряженной внутренней жизнью духовно устремленного человека, а потому знавшей истинную радость.

И последнее: “Если в продолжение месяца я не получу никаких сведений, то уеду во Францию, так как ищу себе место корреспондентки в какой-нибудь торговой конторе”. Да, большое вместить в малое сложно, а тем более подняться до понимания эволюционных задач, которые она выполняла. Низвести Елену Петровну до конторской служащей можно, только как быть с реальностью, которая состоит в том, что в Париж Елена Петровна поехала не из прихоти стать корреспонденткой, а по указу Духовного Учителя, на что есть соответствующие свидетельства. Пресловутое письмо в Третье отделение высвечивает мелкую, убогую, разочарованную в людях и в жизни натуру. У Е.П. Блаватской иной масштаб и иные цели. Да, бывало, она испытывала нужду, но это была одна сторона ее жизни, но была и другая – духовная, чего в рассматриваемом письме нет и следа.

Оговоры преследовали Елену Петровну, как гончие псы. Рассказывали самые невероятные истории о ее пребывании в Европе. Кстати, свою лепту в это внесла некая мадам Себир, находившаяся в России вместе с Еленой Петровной именно в 1872 году (напомню, что этим годом датировано письмо) и активно распространявшая о ней клеветнические измышления повсюду, где только было можно. Не гнушалась она этим и ранее, в Египте, где Блаватская спасла ее от голодной смерти. Такая вот своеобразная плата за добро. (В книге Сенкевича эта история перевернута, сделана необходимая для сюжета перестановка лиц). Так не эта ли мадам Себир является концом клубка, и только надо осторожно потянуть за ниточку, чтобы найти истинных авторов сочинения, называемого “письмо Блаватской в Третье отделение”? Не следует забывать и о том, что современницами Елены Петровны были и другие женщины с фамилией “Блаватская”, участвовавшие, кстати, в революциях и других европейских событиях – Элоиза, Юлия, Наталья…

Уверена, что разностороннее исследование приписываемого Блаватской “документа”, скорее напоминающего характеристику, причем весьма негативную и как бы специально рассчитанную на обнародование, поставит окончательную точку в этой несимпатичной истории»[18].

[1] Блаватская Е.П. Собрание произведений. В 24 т. Том 1: 1851–1873. М: Прологъ РХ, 2016.

[2] Записи Учения Живой Этики. Т. 1–18. М.: Прологъ, 2007–2013.

[3] Рерих Е.И. Письма. Том IV (1936 г.). М., 2002. С. 279.

[4] Шапошникова Л.В. Держава Рерихов: В 2 т. Т. 2. М., 2006. С. 370–382.

[5] ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), ф. 109, оп. 158, д. 22.

[6] Отдельный корпус жандармов являлся исполнительным органом Третьего отделения.

[7] Болдырев О.Г. Блаватская. Вестница Шамбалы. М.: Вече, 2013. С. 109.

[8] Сенкевич А.Н. Блаватская. М., 2010.

[9] Соловьев Всеволод Сергеевич (1849–1903) – писатель, поэт, критик; в 1886 г. в Париже распространял среди теософов клеветнические сведения о Е.П. Блаватской; автор клеветнической книги о Е.П. Блаватской «Современная жрица Изиды» (1892) и ряда подобных статей в русской прессе (1893).

[10] Блаватская Е.П. Письма А.П. Синнету. М., 1997. С. 413.

[11] Желиховская В.П. Е.П. Блаватская и современный жрец истины. СПб., 1893. С. 110–112.

[12] См.: Крэнстон С. Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-М., 1999. С. 324–326.

В наше время оригиналы Писем Махатм находятся в Британской библиотеке (Лондон), см.: Named Manuscripts Collections and Archives – M-N // The British Library (офиц. сайт.). URL:

http://www.bl.uk/reshelp/findhelprestyp ... scriptsmn/

[13] Блаватская Е.П. Ключ к теософии. Избранные статьи. М., 2010. С. 239.

[14] Блаватская Е.П. Фрагменты оккультной истины. М., 2007. С. 336.

[15] Желиховская В.П. Е.П. Блаватская и современный жрец истины. СПб., 1893. С. 111–112.

[16] Крэнстон С. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-М., 1999. С. 329.

[17] Блаватская Е.П. Письма друзьям и сотрудникам. М., 2002. С. 414, 420–421.

[18] Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки. Т. VI. М., 2013. С. 805–809.

источник: http://www.roerichs.com/wp-content/uplo ... st-MIA.pdf
Елена В.
Сообщения: 1941
Зарегистрирован: 31 май 2010, 15:54

Re: В защиту Елены Петровны Блаватской

Сообщение Елена В. »

Сергей Скородумов. Е.П. Блаватская. Суровый путь познания
hpb2.jpg
Если путь твой к познанию мира ведет, –
Как бы ни был он долог и труден – вперед!

Фирдоуси

«O, sancta simplicitas!» («О, святая простота!»)

В истории сохранилось показательное по своей сути предание, которое связано с Яном Гусом, национальным героем чешского народа, жившим в конце XIV – начале XV века. Он был вдохновителем народного движения за независимость Чехии и выступал против засилья католической церкви. Церковный собор в Констанце осудил его как еретика, и герой был приговорен к сожжению. 6 июля 1415 года, когда Ян Гус взошел на костер и уже запылало пламя, одна старушка из толпы зевак, поверив приговору инквизиции, бросила в огонь свою вязанку хвороста. Ей казалось, что тем самым она угождает Богу. «O, sancta simplicitas!» («О, святая простота!»), – успел произнести герой, навсегда скрываясь в языках пламени.

Пять столетий спустя после этих событий, в декабре 1999 года, на одном из международных симпозиумов Римский Папа Иоанн Павел II выразил глубокое сожаление по поводу гибели Яна Гуса. А немного позднее, 12 марта 2000 года, во время воскресной мессы в Ватиканском соборе Святого Петра Римский Папа перед всем миром покаялся за исторические грехи Церкви, среди которых были и костры инквизиции.

Слепая вера в слухи и сплетни без желания разобраться в сути происходящего приводит к неисчислимым бедствиям. Наверное, клевета и ложь не имели бы такого широкого распространения, если бы у них не было столько добровольных помощников, готовых поверить в любой навет.

Имя Елены Петровны Блаватской – выдающегося философа, писательницы, путешественницы, основательницы Теософского общества, жившей в XIX веке, известно во всем мире. Ее творческое наследие имеет огромное значение для науки, культуры и философской мысли. Мероприятия, посвященные ей, проходят во многих городах. 175-летие Елены Петровны Блаватской отмечалось в Санкт-Петербурге сразу в двух музеях – Всероссийском музее А.С.Пушкина и в Музее Г.Р.Державина, где состоялась научная конференция. Все эти мероприятия потребовали от руководителей музеев определенной гражданской смелости. Несмотря на всемирную известность Елены Петровны, многие в России продолжают считать ее едва ли не… шарлатанкой.

Знаменитый словарь Брокгауза и Ефрона издания 1907 года назвал Е.П.Блаватскую «теософкой-авантюристкой». Прошло более сотни лет. Но и сейчас далеко не всякий российский ученый найдет смелость в своих научных изысканиях сослаться на ее работы. Как это ни печально, но в массовом сознании сложился ложный образ Блаватской – образ обманщицы. И вот уже более века в газетах, журналах и справочных изданиях продолжают тиражироваться мифы о Е.П.Блаватской. Цель большинства таких публикаций – вызвать недоверие к этой великой личности, ее трудам и теософии – философской системе, разработкой которой она занималась. Удивительно, но ложь имеет настолько длинные ноги, что способна преодолевать не только города, страны, континенты, но и века.

10_.jpg
17_.jpg

Достоверные биографические данные о жизни и деятельности Е.П.Блаватской представлены в очень немногих изданиях. В России вплоть до конца XX века и начала перестройки клеветническая информация о Е.П.Блаватской присутствовала даже на страницах академических словарей.

В «Кратком философском словаре» сталинской эпохи (1951) мы читаем: «Будучи образцом воинствующего мракобесия, теософия открыто пропагандирует отказ от всех достижений культуры и возврат к колдовству, знахарству, древней и средневековой магии». Лишь совсем недавно, в середине 80-х годов прошлого века, ситуация стала меняться.

И вот уже в современном «Кратком философском словаре» (2004), подготовленном коллективом кафедры философии гуманитарных факультетов Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, Е.П.Блаватская, наконец, названа русским философом, ученым, просветителем, основателем теософического общества. В словаре также указывается, что «Самым важным для теософии Блаватская считала очищение душ, облегчение страданий, моральные идеалы, соблюдение принципа Братства Человечества».

«Русским Сфинксом XIX века» называют ее. Кем же была Елена Петровна Блаватская на самом деле?


«Нет силы не от Бога!»


Елена Ган, в замужестве Елена Петровна Блаватская, родилась в одном из центров Новороссии – Екатеринославе (ныне Украина, Днепропетровск – Днепр), в ночь на 12 августа 1831 года по новому стилю. Рассказывают, что во время традиционного обряда крещения от пламени свечи случайно загорелось длинное облачение священника. Сам батюшка и еще несколько человек получили ожоги. По суеверным представлениям того времени подобный знак предвещал младенцу бурную и тревожную жизнь.

По материнской линии Елена Петровна происходила из древнего русского рода князей Долгоруких, ведущих свое начало от легендарного Рюрика. Таким образом, Е.П.Блаватская была потомком князя Ярослава Мудрого, основавшего Ярославль.

По отцовской линии ее род начинался от обрусевшего немецкого семейства фон Ган. По замечанию родных, именно от своей немецкой бабушки Елена унаследовала курчавые волосы и «живой, добродушный, веселый нрав». Елена и правда отличалась сильным непреклонным характером и великолепным чувством юмора.

Отцом Елены Петровны был Петр Алексеевич Ган – офицер конной артиллерийской батареи, поэтому с кочевой жизнью маленькая Елена познакомилась с самого детства. Места службы Петра Алексеевича постоянно менялись, семья часто переезжала, и Елена имела возможность с юных лет соприкасаться с людьми разных народов и культур.

Российские женщины в середине XIX века не обладали теми правами, которыми пользовались мужчины. Конечно, уже существовали Смольный институт для благородных девиц и несколько платных частных пансионов, но путь в науку для женщин был практически закрыт, их не принимали в университеты. На долю большинства из них оставалось только домашнее образование и самообразование. Но некоторые даже в этих непростых условиях добивались многого.

15_.jpg

Так, мать будущего «Русского Сфинкса» – Елена Андреевна Фадеева (Ган) стала известной писательницей. Ее романы издавались под псевдонимом «Зенеида Р-ва». Они отличались большим состраданием к судьбе женщин, вступавшим в брак по принуждению и лишенных семейного счастья, говорили о необходимости равноправия между мужчиной и женщиной в сфере образования и творчества.

Известный критик В.Г.Белинский посвящал ей свои статьи. Елену Андреевну считали «Лермонтовым среди писательниц» и называли «русской Жорж Санд». К сожалению, она ушла из жизни очень рано – в возрасте 28 лет. Об осиротевших внуках, Елене, ее сестре Вере и брате Леониде, стала заботиться их бабушка по материнской линии – Елена Павловна Долгорукова (в замужестве Фадеева). Она была человеком выдающимся. Занималась археологией, нумизматикой, ботаникой, знала пять языков, переписывалась с европейскими учеными, прекрасно рисовала и музицировала. И очень любила своих осиротевших внуков.

Какое будущее ожидало Елену Петровну? Брак. Ведение домашнего хозяйства. Бесправное положение. И судьба в тени своего мужа. Могла ли она, обладавшая острым умом и неудержимым стремлением к знанию, смириться с этим? От природы Елена была наделена мощными психическими силами и способностью к ясновидению. Эти неведомые силы постепенно открывались в ней и требовали объяснения. Неукротимое желание постичь древнюю мудрость и донести ее людям звало ее в путешествия.

Накануне своего 18-летия Елена вышла замуж. Брак с эриванским вице-губернатором Никифором Васильевичем Блаватским оказался фиктивным. А статус замужней дамы позволил свободно путешествовать по всему миру: Египет, Греция, Малая Азия, Южная и Северная Америки, Индия, Китай, Япония и, наконец, такой долгожданный и загадочный Тибет. В России читатели с интересом знакомились с ее очерками из Индии, которые под псевдонимом Радда-Бай печатались в «Русском вестнике» в 80-е годы XIX века.

Всю жизнь Е.П.Блаватская посвятила поиску знания. Ради него она объехала едва ли не весь мир, и ее устремление увенчалось успехом. Именно ей, уроженке загадочной России – страны, находящейся на историческом перекрестке Востока и Запада, – предстояло соединить в своих трудах западную научную мысль и древнюю мудрость Востока.

«О, Запад есть Запад. Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанут Небо с Землей на Страшный Господень Суд…»


Так написал Редьярд Киплинг в своей «Балладе о Востоке и Западе». Вопреки этому мнению в трудах Блаватской Восток и Запад встретились дружественно и гармонично. Быть может, потому, что эта встреча состоялась в пространстве науки и философии? Именно Е.П.Блаватской, единственной европейской женщине в XIX столетии, удалось стать ученицей великих Учителей Востока. С их помощью она смогла выполнить научно-философский анализ древних духовных учений, доказать, что истина многогранна, и напомнить человечеству о едином источнике различных религиозных концепций. Осторожно снимая наслоения столетий с древних текстов, она показала глубину древней Божественной мудрости, или Теософии.

26_.jpg

С целью сделать для современников доступными учения теософии и восточной философии Е.П.Блаватская вместе с полковником Г.С.Олькоттом, У.К.Джаджем и другими единомышленниками основала в 1875 году в Нью-Йорке Теософское Общество. Первоначальные цели этого философского общества, как его задумывала Е.П.Блаватская, можно кратко определить следующим образом: образовать ядро Всемирного Братства без различия расы, цвета кожи, пола, касты и вероисповедания; поощрять изучение мировых религий и наук; исследовать сокровенную сторону природы во всех ее аспектах и непроявленные психические и духовные силы человека. Девизом Теософского общества стали слова «Нет религии выше истины!»

Ортодоксы тут же объявили работы Блаватской «антихристианским учением». Но сама она выступала не против христианства, а против фарисейства и лицемерия на религиозной почве. Блаватская провозглашала идеалы Всемирного Братства и высокие принципы этики.

«…Не против религии, не против Христа направлена моя книга, а против гнусного лицемерия тех, кто во имя величайшего Сына Божия, – с той самой минуты, как он умер на кресте за всё человечество и в особенности за греховных, павших людей, за язычников, павших женщин и заблудших братий, – режут, жгут, убивают во имя его!», – поясняла она. А еще Е.П.Блаватская сохранила трогательные воспоминания о том, как в России на духовные поиски ее благословил сам преосвященный Исидор, бывший экзарх Грузии, впоследствии митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. Они встретились в Задонске. Преосвященный Исидор, познакомившись с феноменами, которые Елена Петровна продемонстрировала ему, благословил ее напутственными словами: «Нет силы не от Бога! Смущаться ею вам нечего, если вы не злоупотребляете особым даром, данным вам… Мало ли неизведанных сил в природе? Всех их не дано знать человеку, но узнавать их ему не воспрещено, как не воспрещено и пользоваться ими. Он преодолеет и, со временем, может употребить их на пользу всего человечества… Бог да благословит вас на все хорошее и доброе».

За 9 лет до открытия электрона

Последнюю четверть XIX века можно назвать триумфом материалистической науки. Ученые того времени очень напоминали тургеневского Базарова. Им представлялось, что Вселенная полностью описана математическими формулами, а теория Дарвина и законы Ньютона целиком объясняют строение Мироздания. На научных конференциях делались самонадеянные заявления о том, что картина мира понятна полностью и будущим поколениям ученых осталось только уточнять знаки после запятой в уже открытых физических константах.

На этом «благопристойном» фоне труды Елены Петровны Блаватской, созданные в сотрудничестве с Учителями Востока, стали настоящей революцией в науке и философии. Обладая прекрасным научным предвидением и опираясь на древние знания, она, вопреки всем авторитетам, утверждала, что Дарвин и Ньютон правы далеко не во всем. Теперь-то, сотню лет спустя, мы знаем, что это действительно так. Представления Ньютона справедливы как частный случай теории относительности Эйнштейна, а эволюция протекала несколько сложнее, чем представлял ее Дарвин. Но, представьте, какой же смелостью нужно было обладать этой русской женщине, чтобы вопреки всем авторитетам в XIX веке открыто вступить в научный спор. И победить в нем!

Характерный пример. Во времена Блаватской физики считали атом неделимым. Вот что она писала в 1888 году в противовес всем устоявшимся догмам того времени: «Атом именно делим и должен состоять из частиц или субатомов…». Через 9 лет, в 1897 году, был открыт электрон, и прежние представления физиков о строении мира полностью изменились.

Блаватская выдвигала теории, к которым наука подошла только в XX столетии. Она предугадала открытие ультразвука, знала об эквивалентности массы и энергии. Елена Петровна утверждала, что Космос проходит через повторяющиеся циклы расширения и сжатия. Многие современные ученые сегодня придерживаются такой же точки зрения. По воспоминаниям племянницы Эйнштейна, «Тайная Доктрина» всегда лежала на столе у знаменитого физика. Теософию изучали такие известные ученые, как изобретатель Томас Эдисон, астроном Камиль Фламмарион, химик Уильям Крукс и многие другие.

Е.П.Блаватская критиковала науку за материалистическую однобокость. Она говорила о необходимости раскрытия и изучения беспредельной энергии духа. Поскольку Блаватская сама обладала способностями сверхчувственного восприятия мира, то для доказательства неограниченных возможностей человека она демонстрировала опыты, которые воспринимались как феномены. Используя ясновидение, силу психической энергии, она проводила материализацию предметов, их перемещение в пространстве и другие интересные эксперименты.

Подобные явления задокументированы и удостоверены подписями многих свидетелей, среди которых находились известные представители интеллигенции XIX века. В рассказе «Человек, который мог творить чудеса» знаменитый писатель Герберт Уэллс вложил в уста одного из своих героев такую фразу: «Меня всегда приводили в недоумение чудеса Магомета, йогов и госпожи Блаватской… Да, это особый дар… Здесь мы проникаем в тайны более глубокие, чем обыкновенные законы природы».

Впрочем, Блаватская считала, что в духовной и философской области феномены ничего не доказывают, а стремление к чудесам у человека подобно опьянению. Так, соприкоснувшись со спиритизмом, она очень быстро поняла его опасность и впоследствии критиковала это занятие в своих трудах. Гораздо важнее научное познание мира, считала Е.П.Блаватская. Но наука не должна быть материалистически замкнутой. Та реальность, о которой говорят религии, может быть изучаема не только с точки зрения веры и философии, но и научными методами. Существуют древние знания, которые могут направить человечество по пути космической эволюции. Выразителями этой древней мудрости были Гермес Трисмегист, Пифагор, Платон…

В фундаментальном труде «Тайная Доктрина» Блаватская пишет:

«Ни одна великая истина никогда не была принята a priori, и обычно проходило столетие или два, прежде чем проблески ее начинали вспыхивать в человеческом сознании, как возможная правда… И настоящий труд будет оправдан частично или целиком в двадцатом столетии».

«Синдром Понтия Пилата»

История человечества показывает, что все новое входило в мир при жестком сопротивлении. Вспомним, что Джордано Бруно взошел на костер, утверждая те истины, о которых знает сегодня каждый школьник. Cуровые испытания ожидали и Елену Петровну Блаватскую.

В феврале 1879 года Е.П. Блаватская прибыла в Бомбей (Индия), где учредила штаб-квартиру Теософского общества. В 1882 году она была перенесена в Адьяр. И среди индийцев Елена Петровна нашла много приверженцев и последователей своих идей. Но ее деятельность в Индии встретила неприятие западных миссионеров, особенно иезуитов. Помимо христианских ортодоксов к Елене Петровне Блаватской с большим подозрением относилась и Британская колониальная администрация. Считалось, что англичане принесли в отсталую Индию все блага цивилизации. И белый человек обладает несомненным превосходством над туземцами. А Елена Петровна провозглашала принцип равенства всех людей независимо от цвета кожи и выступала за преодоление социальных и расовых различий. Отношения между Россией и Англией всегда были очень напряженны. И все русские, в том числе и Блаватская, приезжавшие в Индию, автоматически подозревались в шпионаже.

34_.jpg

В качестве мишени противники Блаватской выбрали ее необычные сверхчувственные способности. В Индию из Лондонского общества психических исследований был направлен эксперт Ричард Ходжсон, который в своем отчете объявил Блаватскую… искусной мошенницей. Ходжсон сделал себе имя с помощью им же самим устроенного скандала.

Против Елены Петровны Блаватской возник настоящий заговор. Подкупленные «ради христианских целей» иезуитами слуги Е.П.Блаватской, чета Куломбов, подготовили целый ряд подложных писем и оговорили свою хозяйку. На их основе Ходжсон и составил свой отчет, который был представлен в Общество психических исследований, а затем широко распространен среди общественности.

Удивительно, но целый век его вердикт кочевал по самым разным книгам, энциклопедиям и средствам массовой информации – словом повсюду, где только речь заходила о жизни и деятельности Блаватской.

Пытался ли хоть кто-нибудь за все сто лет проверить правдивость заключения Ходжсона? Вряд ли. Как оказалось, в экземпляре отчета, хранившегося в библиотеке Общества психических исследований, имелись даже неразрезанные страницы!

Это явление, которое можно было бы назвать «синдромом Понтия Пилата», очень распространено среди человечества. Умывая руки, многие люди охотно верят оговорам и сплетням. Быстро осудив человека, они даже не стремятся проверить факты и вникнуть в суть дела. К сожалению, «синдром Понтия Пилата» часто проявляется и в журналистике.

Негативные воспоминания о Е.П.Блаватской оставил такой высокопоставленный чиновник царской России, как граф С.Ю.Витте, ее двоюродный брат. Однако при внимательном прочтении «Воспоминаний» откровенно бросается в глаза наличие логических противоречий и ошибок. Автор ошибается в датах из своей жизни, даже в дате собственной свадьбы. Некоторые исследователи предполагали, что мемуары графа С.Ю.Витте были подделаны тайной полицией с целью его дискредитации. Другие, например, известный российский юрист А.Ф.Кони, считали, что к ним следует относиться без слепого и безусловного доверия. А современные исследователи склоняются к необходимости проверки мемуаров и сопоставления их с архивными документами. В любом случае, для историков «Воспоминания» С.Ю.Витте не могут считаться надежным источником сведений о Е.П.Блаватской.

Изрядную порцию клеветы в историю несправедливых обвинений Е.П.Блаватской добавил брат знаменитого русского философа Владимира Соловьева – Всеволод Соловьев. Некоторое время он считался учеником Блаватской, но потом отошел от нее. Через год после ее ухода из жизни в «Русском вестнике» (1892) он опубликовал клеветнические воспоминания о ней. А еще через год на основе своих публикаций выпустил книгу «Современная жрица Изиды. Мое знакомство с Е.П.Блаватской и “теософическим обществом”». Эта книга выдержала не одно издание, и, к сожалению, издается по сей день.

Ложь Вс.Соловьева не прошла незамеченной. И в защиту Е.П.Блаватской откликнулась ее сестра, известная писательница Вера Петровна Желиховская, опубликовав свою книгу «Е.П.Блаватская и современный жрец истины. Ответ г-жи Игрек (В.П.Желиховской) г-ну Всеволоду Соловьеву» (1893). Читая ее, можно ясно убедиться и в обманах, и в подтасовках Соловьева. Но сегодня лишь немногие читатели знакомы с этой работой – книга переиздана только в 2009 году. Эпиграфы к ней говорят сами за себя:

«Наговор – этот худший из ядов, – находит доступ в мелкие умы» (Ювенал)
«Слушать явную клевету – ужасно! Еще ужасней – ей не возражать» (Овидий)
«Обязанность защищать ближнего, ужаленного ядом клеветы,
столь же жизненный принцип истинного теософа,
как и воздержание от осуждений вообще»
(Блаватская)

В том же 1893 году вышла еще одна книга – «Путешествие Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича. 1890–1891 гг.» (в 3-х томах, автор-составитель – князь Э.Э.Ухтомский). В этом издании, долгое время остававшимся труднодоступным для современных читателей, рассказывается о путешествии будущего императора России Николая II по странам Востока. Есть в нем и строки, посвященные Е.П.Блаватской, написанные в очень уважительном и благожелательном тоне. Князь Ухтомский говорит о «необъяснимых психических феноменах из области йогизма», продемонстрированных Блаватской, о ее стремлении к Знанию в «постоянных разъездах по стране ради сближения с волхвами в попытках быть допущенной к разным заветным тайнохранилищам браминов и джайнистов», о ее способности «вызывать к себе бескорыстную симпатию и преданность туземцев». И это, как замечает князь, «все вместе взятое создало ей исключительное положение, какого с давних пор нигде и никто не занимал (пожалуй, начиная от тех отдаленно-блаженных дней, когда ясновидящие старицы на рубеже истории говорили со своими первобытно-мыслящими единоплеменниками на языке богов). Для Индии настоящего и будущего Е.П.Блаватская не умерла и не умрет».

Доступные в настоящее время жизнеописания Е.П.Блаватской таких авторов, как Елена Писарева, Сильвия Крэнстон и некоторых других, дают ясное и достоверное представление о жизни и деятельности нашей великой соотечественницы. Тем не менее поток незаслуженных и ложных обвинений против нее не прекращается до сих пор.

Елена Петровна Блаватская ушла из жизни 8 мая 1891 года, оставив после себя целый ряд ценнейших произведений, написанных в сотрудничестве с Мудрецами Востока: «Разоблаченная Изида», «Ключ к теософии», «Тайная Доктрина» и многие другие. Обладая необыкновенной работоспособностью, она сумела бы создать гораздо больше, но злоба и клевета сократили ей жизнь.

После кончины Елены Петровны в ящике ее письменного стола среди бумаг была обнаружена следующая запись: «Есть путь крутой и тернистый, полный всевозможных опасностей, – но все же путь; и ведет он к Сердцу Вселенной. Я могу рассказать, как найти Тех, кто покажет вам тайный ход, ведущий только вовнутрь… Того, кто неустанно пробивается вперед, ждет награда несказуемая: сила даровать человечеству благословение и спасение…»

День ухода Е.П.Блаватской ее последователи отмечают как День Белого Лотоса.

Оправдана … 100 лет спустя!

Теософия – это система свободомыслия, поэтому отношение к наследию Е.П.Блаватской со стороны тоталитарных режимов всегда резко отрицательно. В России в советское время работы Блаватской были объявлены «образцом воинствующего мракобесия» и запрещены. В гитлеровской Германии книги Блаватской сжигали на кострах, а ее последователей бросали в тюрьмы.

Сама же Блаватская в своих философских трудах объясняла, что миром управляет закон причинно-следственной связи, в основе которого лежат гармония и мировая справедливость. Нужно только время для того, чтобы эта справедливость проявилась. Так и случилось. Закон мировой справедливости коснулся своим действием и самой Блаватской. Ее оправдали… 100 лет спустя!

То же самое Лондонское общество психических исследований, обвинявшее когда-то Блаватскую в мошенничестве, выпустило в 1986 году пресс-коммюнике, предназначенное для ведущих газет и журналов Великобритании, Канады и США. Оно начинается словами: «Согласно новейшим исследованиям, госпожа Блаватская, соосновательница Теософского общества, была осуждена несправедливо».

Доктор Вернон Харрисон заново проверил документы столетней давности по делу Блаватской и пришел к выводу, что она полностью невиновна. «Я прошу у нее прощения за то, что нам потребовалось сто лет для подтверждения правоты ее слов», – написал он в своем отчете.

Елена Петровна Блаватская получила высокую оценку выдающихся гуманистов всего мира. Так, Махатма Ганди утверждал, что для него было бы радостью «коснуться края одежд госпожи Блаватской». Далай Лама XIV в беседе с русским журналистом Вс.Овчинниковым сказал: «Рад, что, наконец, впервые встретился с соотечественником госпожи Блаватской, – ее труды наши богословы высоко ценят».

С 2004 года в родном городе Елены Петровны – в Днепропетровске (бывшем Екатеринославе) – открыт Музейный центр Е.П.Блаватской и ее семьи (филиал Днепропетровского исторического музея имени Д.И.Яворницкого). Ежегодно проводятся чтения и конференции, посвященные ее памяти. Публикуются книги и научные сборники.

Когда узнаешь историю несправедливых обвинений против Е.П.Блаватской, на ум приходит грустная шутка: если бы из учебника истории удалось убрать имена всех негодяев, он стал бы во много раз тоньше. Вероятно, никто еще не изучал роль и последствия клеветы в истории человечества. И совершенно напрасно. Такое исследование показало бы, сколько препятствий лежало на пути прогресса и сколько сил приходится тратить, чтобы колесо истории продолжало вращаться.

«Ошибка лишь та, что не исправляется», – говорил Конфуций. Наверное, это действительно так. Но чаще всего за свои ошибки человечество платит слишком дорого. Трудно даже представить, как ускорился бы исторический процесс и сколько человеческих жизней могло бы быть спасено, если бы не новая вязанка хвороста, услужливо подброшенная в костер, на котором очередные инквизиторы пытаются уничтожить приговоренного к сожжению героя.

* * *

Блаватская Елена Петровна
(1831-1891)


Русский религиозный философ, ученый, просветитель, основатель Теософического общества. В 1848 г. покидает Россию и вплоть до 1870 г. путешествует по странам Европы, Азии и Америки. В ноябре 1875 г. создает в Нью-Йорке Теософическое общество, которое выдвинуло следующую программу: 1) образовать всечеловеческое братство без различия пола, национальности и религии; 2) изучать все философские и религиозные учения, особенно Древнего Востока; 3) изучать таинственные и необъяснимые явления природы и развивать сверхчувственные способности человека. В целях пропаганды своего учения выезжает в Индию. После возвращения в Европу в 1883 г. жила в Париже, затем в Лондоне, где и скончалась. Главная работа – «Тайная Доктрина», синтез науки, религии и философии», написанная на английском языке и переведенная на русский продолжательницей ее дела Е.И.Рерих. Учение Блаватской – теософия – ставило целью спасти от извращения архаические истины, являющиеся основой всех религий, раскрыть их единую основу, указать человеку его законное место во Вселенной. В учении отрицалось существование антропоморфного бога-творца и утверждалась вера в Универсальный Божественный Принцип – Абсолют, вера в то, что Вселенная разворачивается сама, из своей собственной Сущности, не будучи сотворенной. Самым важным для теософии Блаватская считала очищение душ, облегчение страданий, моральные идеалы, соблюдение принципа Братства человечества. Блаватская называла себя не творцом системы, а лишь проводником Высших Сил, хранителем сокровенных знаний Учителей, Махатм, от которых она получила все теософские истины.

Краткий философский словарь / А.П.Алексеев, Г.Г.Васильев и др.;
Под ред. А.П.Алексеева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 34-35.
Словарь подготовлен коллективом кафедры философии гуманитарных факультетов Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.


* * *

Вестник Космической эволюции. Сборник статей к 180-летию со дня рождения Е.П.Блаватской. – Тверь: ООО «Издательство ГЕРС», 2012. – 432 с., ил.

Музейный Центр Е.П.Блаватской и ее семьи (Украина, Днепропетровск – Днепр)

Видеофильм «Кто Вы, мадам Блаватская?» // CCCР, «Центрнаучфильм», 1991 г.

В защиту Е.П.Блаватской // Сборник «Защитим имя и наследие Рерихов», Том 6, МЦР, 2013 г.

В защиту Е.П.Блаватской // Сборник «Защитим имя и наследие Рерихов», Том 4, МЦР, 2007 г.

источник: https://www.roerichs.com/sergej-skorodu ... poznaniya/
Ирэн
Сообщения: 88
Зарегистрирован: 16 янв 2014, 10:28

Re: В защиту Елены Петровны Блаватской

Сообщение Ирэн »

Замечательная статья. Сколько научных подтверждений мы уже имеем изысканий и предвидений Е.П.Блаватской. Как замечательно, что есть ученые и выдающиеся деятели, которые по достоинству оценивают вклад Елены Петровны в науку и философию. Конечно, ее наследие нуждается в изучении и, наверное, в будущем будут созданы целые институты для этого. А клеветники во все времена были серой тенью великих людей и запятнали себя своим собственным невежеством.
Ответить

Вернуться в «Защита имени, наследия Рерихов, МЦР и Е.П. Блаватской»